Материалы семинара по спринтерскому и барьерному бегу

"Материалы семинара по спринтерскому и барьерному бегу"
(Москва,
14-17 мая 2001 года)


Григорий Воробьев (Россия), член Медицинского Комитета ИААФ
ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА СПРИНТЕРА

Валентин Маслаков (Россия), заслуженный тренер СССР
Подготовка эстафетной команды 4 х 100 м

СИСТЕМНО-СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД ПЛАНИРОВАНИЯ
ГОДИЧНОЙ ПОДГОТОВКИ БЕГУНОВ НА КОРОТКИЕ ДИСТАНЦИИ
Борис Юшко (Украина), профессор, заслуженный тренер

Возрастная динамика усложнения технических действий (на примере многолетнего освоения барьерной техники)
Андрей Коростелев(Россия), заслуженный тренер

Профессор Виктор Никитушкин (Россия)
Научно-методические перспективы развития детского и юношеского спорта в Российской Федерации

Профессор Вячеслав СТЕПАНОВ (Россия),заслуженный тренер СССР
ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ И ТЕХНИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ В БЕГЕ НА 400 МЕТРОВ С БАРЬЕРАМИ

Управление процессом технической подготовки в спринтерском беге
Профессор Михаил Шестаков (Россия)

Йозеф Лисовски (Польша), тренер национальной команды 4 х 400 м
"Энергетика тренировочных средств"

Структура подготовки в годичном цикле и индивидуальный календарь соревнований у спринтеров высокой квалификации.
Профессор Феликс Суслов (Россия)

Владимир Паращук, заслуженный тренер России
Многолетняя подготовка Ирины Приваловой

Профессор Сергей Португалов (Россия)
ОСОБЕННОСТИ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО СПОРТИВНОГО ПИТАНИЯ В СКОРОСТНО-СИЛОВЫХ ВИДАХ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ


 

Григорий Воробьев (Россия), член Медицинского Комитета ИААФ

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ ОПОРНО-ДВИГАТЕЛЬНОГО АППАРАТА СПРИНТЕРА 

 

Спринт является визитной карточкой легкой атлетики и, несмотря на свою быстротечность,  наиболее зрелищным видом, особенно когда бегут высококвалифицированные спринтеры. За видимой стремительностью и мощностью бега просматривается красота и элегантность движений спортсмена, что сравнимо разве что с хорошим балетом. Высококвалифицированным спринтерам это удается благодаря тщательной проработке и тренировке двигательных качеств и построению логической биомеханики, что позволяет эффективно и с большой скоростью реализовывать эти качества на беговой дорожке.

Но, как известно, на пути совершенствования двигательных качеств возможны сознательные и несознательные ошибки, которые могут затормозить рост спортивных результатов.

Из всего многообразия двигательных качеств мы остановимся на работе мышц и попытаемся рассмотреть движимый или опорно-двигательный аппарат, как сложную кинематическую цепь с позиции модельных характеристик спринтера.

1.      Вся кинематическая цепь должна быть равнозначна по силе, то есть каждое звено должно быть не обязательно равным по силе, а именно равнозначным по силе с учетом плечевых соотношений рычагов, с которых работают те или иные звенья. В целом кинематическая цепь не должна иметь слабых мест.

2.      Как известно, прочность цепи определяет прочность самого слабого звена.

Если представить, что все звенья кинематической цепи подготовлены качественно и равнозначны по силе, а одно из звеньев, например, стопа, слабая и функционально неполноценная, то быстрого бега не получится.

Во-первых, в такой стопе не будет достаточной упругости и силы, поэтому она будет гасить усилия вышерасположенных звеньев, от чего существенно снизится коэффициент полезного действия (КПД) бегуна.

Во-вторых, слабая стопа будет деформироваться, то есть проваливаться, от чего удлиняется скоростная фаза.

Бегуны со слабой стопой во время бега как бы прилипают к дорожке.

В-третьих, слабая стопа перегружается и становится травмоопасной. Таким образом, опорно-двигательный аппарат спринтера должен быть хорошо проработанным и не иметь изъянов. Недопустимо компенсировать недостаток силы в одном звене за счет избыточной силы другого звена.

3.      Главная кинематическая цепь должна быть построена и соответственно функционировать по принципу упругого "лука" или "пружины", то есть должна быть мощная середина, и по мере удаления от середины расположены звенья-"ускорители" с меньшей массой и силой, но способные развивать дополнительные ускорения данного звена. В нашем случае середина - это область тазобедренных суставов, таза и поясничного отдела позвоночника. Именно здесь расположены наиболее крупные и сильные мышечные группы. Как известно, массивные сильные мышцы недостаточно быстрые. Но в то же время именно в них формируется начало движения, которое волнообразно распространяется  с ускорением по кинематической цепи от середины к периферии (бедро, голень, стопа).

В данном случае стопа является главным реализующим звеном, так как именно она взаимодействует с реакцией опоры и от ее функционального состояния будет зависеть эффективность отталкивания.

Функциональное состояние стопы определяют упруго-эластические системы, которые начинаются и заканчиваются на стопе (подошвенные мышцы, апоневроз, связки). В практике часто допускаются ошибки, и эти образования тренируются преимущественно в уступающем режиме, от чего упруго-эластические возможности их снижаются, поэтому нужно уделять очень большое внимание тренировке этих образований в преодолевающем и уступающем режимах.

4.      Мышцы спринтера должны быть не только сильными, но и достаточно эластичными. Увлечение чисто силовой подготовкой приводит к тому, что сильные, контрактивные мышцы как бы "запирают" суставы и ограничивают подвижность звеньев кинематической цепи.

5.      Сила обратно пропорциональна эластичности и гибкости, поэтому, тренируя силу, мы должны уделять много внимания эластичности и расслаблению мышц.

В процессе подготовки спринтеров часто допускаются следующие ошибки:

1)      Быстро накачивают силу крупных мышц, не заботясь об их эластичности. В результате, тазобедренные суставы "запираются", и бегун не может активно проводить таз в финальной части отталкивания, а это делает бег силовым, не экономичным и не быстрым.

2)      Часто мало тренируем такое качество, как способность к расслаблению, в результате страдает межмышечная и внутримышечная координация, что также снижает скоростные возможности спринтера, и, кроме того, такой бег является травмоопасным. Данными пороками часто страдают европейские спринтеры и особенно российские, которые чрезмерно увлекаются силовой подготовкой за счет штанги, метания ядра вперед, прыжка с места с двух ног и т.д., почти не уделяя внимания эластичности и расслаблению

      мышц.

В более выгодном положении находятся заокеанские спринтеры, которые уделяют большое внимание упражнениям на гибкость, расслабление и эластичность мышц. Не случайно они много занимаются стретчингом, используют свободный бег как в разминках, так и в тренировках.

6. Кинематическая цепь спринтера должна обладать хорошей упругостью, способной быстро потенцировать энергию и еще быстрее ее отдавать, осуществляя полезную работу по быстрому продвижению вперед. Из физиологии известно - чтобы мышца сработала наиболее эффективно, ее нужно предварительно растянуть. Большинство звеньев кинематической цепи работает по принципу натянутого "лука", то есть сначала происходит как бы замах (натягивание лука и накопление потенциальной энергии) с последующей быстрой реализацией в виде кинетической энергии (лук как бы отстреливает). В спортивной практике часто бытует ошибочное представление, что мощность отталкивания в беге зависит, в основном, от силы мышц, участвующих в разгибании тазобедренных и коленных суставов (ягодичные, четырехглавые, икроножные мышцы).

Одной из главных задач мышц спринтера все же является обеспечение кинематической цепи необходимой силой и упругостью, чтобы такая цепь могла аккумулировать упругую энергию и быстро ее отдавать.

Сила, конечно, играет важную роль, особенно во время стартового разгона, когда еще не образовались ритмические маховые движения ног и рук. По мере набирания скорости роль силового компонента мышц в отталкивании уменьшается и начинают работать упругие деформации в резонансном режиме, как, например, при раскачивании качелей вначале прикладываются значительные усилия, а впоследствии достаточно приложить незначительное усилие, чтобы сохранить нужную амплитуду.

7. Мышцы, обеспечивающие функции кинематической цепи, должны быть очень чувствительными, и в них должна быть развита до совершенства тонкая межмышечная и внутримышечная координация (как говорят спринтеры, «мышцы должны быть умными»).

Одной из самых важных задач мышц синергистов и антагонистов является обеспечение необходимой упругости кинематической цепи. Как говорилось выше, большинство спринтерских движений осуществляется по принципу работы натянутого лука, который, выстреливая с большой скоростью, соответственно натягивает мышцы- антагонисты и заряжает другой, так называемый антагонистический лук, который, отстреливая, также обеспечивает продвижение вперед. Синхронная работа таких луков- антагонистов - основа скорости спринтера.

Натяжение лука происходит не только за счет мышц-антагонистов, большую роль играют инерционные силы, силы упругой деформации, гравитационные силы и т.д.

Например, считается, что в момент постановки маховой ноги на опору с началом амортизации возникает торможение. Это рассматривается как вредный фактор.

Но, не будь этой фазы амортизации, не происходило бы натяжения четырехглавой мышцы, а без этого натяжения она не сможет эффективно работать в последующей фазе. Так что потери от амортизации с лихвой оправдываются той потенциальной энергией, которая накапливается в четырехглавой мышце от ее упругой деформации.

Как мы видим, вся сложность биомеханических процессов спринтерского бега, в конце концов, определяется функциями мышц, которые очень разнообразны. Например, Д.Д. Донской и В.М. Зациорский описывают 9 таких функций:

1.      Генератор механической энергии из химической

2.      Трансформатор механической энергии (из потенциальной в кинетическую и обратно)

3.      Аккумулятор упругой энергии в мышце (в резонансном режиме)

4.      Движитель, передающий механические усилия звеньям тела

5.      Фиксатор звеньев в суставах (при опорных тягах)

6.      Регулятор величины и направления скорости (в биомеханически полносвязном механизме)

7.      Демпфер, поглощающий и рассеивающий энергию (при погашающей амортизации)

8.      Упругий амортизатор (создающий обратное движение в возвратном и колебательном режиме)

9.      Рецептор (своими проприорецепторами сигнализирует о положениях и движениях)

 

Надо отметить - в тренировочной практике мы не всегда уделяем достаточное внимание совершенствованию этих функций, сосредоточиваясь часто на силовой подготовке, поэтому возникают большие проблемы на пути подготовки высококвалифицированных спринтеров.

В заключении рассмотрим биомеханику двойного бегового шага. В конце отталкивания толчковая нога почти прямая, стопа в голеностопном суставе находится в состоянии активного подошвенного сгибания. Таз продвинут вперед по ходу движения, обеспечивая хорошее натяжение сгибателей туловища и четырехглавой мышцы, что способствует в дальнейшем организации хорошего реактивного маха с малыми энергозатратами. Если этого натяжения не произойдет, то мах будет силовой, медленный и высокозатратный за счет сокращения мышц, поднимающих бедро.

При покидании опоры толчковая нога становится маховой с высоким уровнем потенциальной энергии. По инерции маховая нога сгибается в коленном суставе, тем самым увеличивается натяжение в четырехглавой мышце, и укорачивается амплитуда движения на длину голени, что существенно ускоряет мах.

В организации маха большую роль играет работа рук. В конце отталкивания правой ногой правая рука активно машет вперед по ходу движения, а левая назад. Таким образом, правое плечо поворачивается в сторону движения и через косые мышцы живота поворачивает правую сторону таза так же в сторону движения, тем самым дополнительно увеличивается натяжение сгибателей туловища и 4-х главой мышцы.

Мах в значительной степени осуществляется за счет превращения потенциальной энергии в кинетическую. Во время маха происходит натяжение мышц антагонистов (разгибателей туловища и мышц задней поверхности соответствующей ноги).

Натяжение мышц задней поверхности останавливает мах и выхлест голени. Маховая нога, слегка согнутая в коленном суставе, упруго ставится на опору несколько впереди центра с наружной части стопы загребающим движением, и начинается фаза амортизации за счет некоторого подседания, то есть сгибания в тазобедренном и коленном суставе и тыльном сгибании в голеностопном суставе. Все это дает возможность растянуть соответственные мышцы и подготовить их тем самым к активной работе при отталкивании, то есть вновь происходит накопление потенциальной энергии в растянутых мышцах, которая, превращаясь в кинетическую, произведет отталкивание.

В момент прохождения вертикали все предпосылки для отталкивания уже сформированы. Далее идет разгибание туловища и коленного сустава и подошвенное сгибание в голеностопном суставе, причем последнее происходит не столько за счет сокращения икроножной мышцы, сколько за счет ее упругости при разгибании в коленном суставе, так как эта мышца двухсуставная и прикрепляется к пяточной кости, а начинается от бедренной кости.

За счет стопы происходит быстрое доталкивание. Рациональная кинематика может осуществляться только в упругих звеньях ОДА, ибо только в них может происходить накопление упругой деформации (потенциальной энергии).

Таким образом, на эффективность бега влияют:

1.      Работа мышц толчковой ноги

2.      Активность махового движения другой ноги

3.      Работа рук

4.      Инерционные силы

5.      Гравитационные силы

Следовательно, без правильного формирования ОДА невозможно организовать рациональную биомеханику, а, значит, эффективную технику и высокий результат.

    

 


             Валентин Маслаков (Россия), заслуженный тренер СССР «Подготовка эстафетной команды 4 х 100 м»

         Прежде всего хотелось бы отметить, что эстафетный бег как тренировочное средство широко используется в подготовке сильнейших спринтеров мира. Особенно много внимания уделяется ему в США, Канаде, ФРГ, Польше, Великобритании, Франции. К сожалению, у нас в стране этому хорошему примеру следуют лишь несколько тренеров: Л.Федорива, В.Иванов, Е.Борисенко и некоторые другие. Вероятно, по этой причине у нас очень мало специалистов, которые в состоянии подготовить эстафетные команды к ответственным соревнованиям.

         Многолетние наблюдения и анализ тренировочного процесса показали, что многие специалисты эстафетную подготовку проводят методически неверно. Зачастую она не только не вписывается в тренировочный процесс, но проводится в ущерб ему. Так довольно часто занятия, направленные на совершенствование техники эстафетного бега, проводятся в неправильном скоростном режиме. Порой не учитывается, в каком состоянии находится спортсмен: сумел ли он восстановиться от предыдущей нагрузки. Не случайно именно в эстафетах спортсмены часто травмируются.

        Все это и послужило причиной обобщить уже имеющийся материал по этой теме и предложить его сегодня Вам.

        Основой послужил анализ зарубежного и отечественного опыта, а также собственные исследования по методике подготовки в эстафетном беге.

        Предпосылкой  достижения высокого результата в эстафетном беге 4х100м является умение спортсменов передавать палочку на максимальной скорости. Сложность заключается в необходимости произвести передачу в ограниченной двадцатиметровой зоне (принимающие эстафету на втором, третьем и четвертом этапах имеют право начинать разбег за десять метров до начала зоны передачи). Практически передача эстафетной палочки должна происходить в момент, когда скорости двух бегунов сравниваются. Обычно передача осуществляется во второй половине зоны. Лучше, если она произойдет на 16-18 метре, так как это даст возможность спортсмену, принимающему эстафету, набрать более высокую скорость. Надо понять, что эстафета – это гораздо больше, чем бегущие вместе 4 бегуна. Эти четверо должны быть объединены в равнодействующий союз, который в дополнение к быстрому бегу должен сделать гладкую эстафетную передачу. Для достижения этого требуется запланированная упорная работа и сосредоточенность бегунов и тренеров.

       При оптимальной технике передачи результат в эстафетном беге может быть на 2.5 – 3.0 сек. Лучше, чем сумма результатов в беге на 100м, показанных каждым из участников эстафеты. Этот показатель можно использовать для контроля эстафетной передачи. Выигрыш времени в эстафете происходит не только за счет бега с хода, но, также и потому, что при передаче появляется свободное пространство (1 – 1.3м) за счет того, что спортсмен, передающий палочку, вытягивает руку вперед, а принимающий отводит руку назад.

        Рассмотрим основные виды эстафетной передачи, их преимущества и недостатки. Отметим при этом, что критериями для предпочтения того или иного варианта техники передачи могут служить: длина дистанции, пробегаемая спортсменами, а также то, насколько удобно принять – передать эстафетную палочку.

1.      Внутренняя передача. Спортсмен, передающий палочку, бежит внутри дорожки с левой стороны принимающего. Эстафетная палочка передается из правой в левую руку. Преимущества: первые и третьи 100м пробегаются по внутренней стороне дорожки, т.е. по кратчайшему пути. Из недостатков здесь можно отметить то, что вторые 100м пробегаются по более длинному пути, эстафетная палочка принимается в левую (чаще всего «неудобную») руку. В этом варианте каждый участник эстафеты, исключая бегуна, стартующего на первом этапе. Должен переложить палочку из левой руки в правую.

2.      Внешняя передача. В момент передачи спортсмен бежит по внешней (правой) стороне дорожки. Палочка передается из левой руки в правую. Преимущество этой передачи состоит в том, что палочка принимается правой рукой, что для большинства спортсменов более удобно. Из недостатков можно отметить то, что бегуны на виражах преодолевают большее расстояние, спортсмен, принимающий палочку, перекладывает ее из правой руки в левую.

3.      Передача «сверху». Этот способ в основном очень отработан в США, Канаде,  Ямайке,  Польше, странах Центральной и Южной Америки. Передача имеет преимущество «большого свободного пространства», т.е. более растянутой передачи. Бегуны несут и отдают палочку той рукой, в которую приняли. На первом и третьем этапах бегут по внутренней части дорожки, несут и отдают палочку правой рукой, а на втором и четвертом – левой рукой и продолжают движение по внешней части дорожки. Принимающий посылает вытянутую руку назад ладонью вверх. Тогда как передающий кладет палочку по диагонали ладони движением сверху вниз. Из преимуществ этой передачи можно отметить тот факт, что все участники эстафеты должны уметь передавать и принимать в обе руки. Из недостатков – это то, что не все спринтеры могут принимать эстафетную палочку в обе руки.

4.      Смешанная или «франкфуртская передача».  Эстафетная палочка принимается и передается бегуну следующего этапа одной и той же рукой, без перекладывания. Палочка передается в следующей последовательности: правая рука. Левая, правая, левая. Таким образом, бегуны на повороте несут эстафетную палочку в правой руке, а на прямой – в левой. На повороте бегун должен придерживаться внутренней части дорожки. На прямой нужно бежать посередине или лучше по внешней стороне дорожки.

      Бегуны второго и четвертого этапов при этом варианте начинают бег с опорой на руку, что обеспечивает более точный и быстрый старт. При этом голова  повернута в сторону внутренней части дорожки, т.е. влево, что дает возможность видеть передающего бегуна своей команды. Преимущества: все спортсмены бегут по кратчайшему пути без перекладывания палочки. Недостатки: при первой и третьей передачах эстафетная палочка принимается в «неудобную» левую руку, т.е. возникает проблема свободного места  для принятия палочки, что может привести к потере эстафеты. Этому виду передачи отдает предпочтение сборная команда России. С этим видом передачи связаны были успешные выступления советских спринтеров.

      В этом вопросе наиболее значительное практическое исследование соревновательной деятельности было проведено чешскими специалистами по результатам чемпионата мира 1987 г. Основной круг вопросов, которые поднимаются при работе с эстафетной командой, был исследован ими и получены реальные результаты. Авторы анализировали весь набор характеристик и подходов к определению эффективности организации соревновательной деятельности сильнейших эстафетных команд. Общий анализ вариантов передачи эстафетной палочки показывает примерное равенство использования передачи в эстафете 4х100м и сверху-вниз и снизу-вверх. (Табл.1)

 

        Таблица 1.

Количественное распределение вариантов способов передачи сверху-вниз (а)                                                                                                                        и снизу-вверх (б) участников чемпионата мира 1987 г.

Ранг сорев-   :                            Мужчины                   :             Женщины

нования       ___________________________________________________________________      

                       :  (а)    :    (б)    :   кол-во  :    (а)      (б)  :    (а)   :   (б)   :  кол-во  :   (а)    :   (б)

                                                    команд       %       %                              команд      %         %

_____________________________________________________________________________Полуфиналы    36         12            48            75      25        24       15           39          62        38        

Финалы                                           7            59      41        12       12           24          50        50

 

               Аналогичная тенденция была отмечена и при анализе соревновательной деятельности в эстафетах 4х100м на ХХIV Олимпийских играх в Сеуле. Она состоит в том, что команды, менее квалифицированные, участники которых не имеют «отработанные» эстафетные связки, в основном ориентируются на высокие индивидуальные достижения исполнителей, и как правило, используют менее точную передачу сверху-вниз, в которой разница по скорости передающего – принимающего велика, также как и ее потери. И только после предварительного «отсева» в финалах встречаются команды, которые используют примерно одинаковые варианты передачи. Здесь важно отметить, что ни в одном из анализируемых соревнований 1972-1988 гг. в эстафетных командах в передачах сверху-вниз не было достигнуто более эффективное взаимодействие, чем  снизу-вверх.          

              Другим критерием правильной организации соревновательной деятельности участников ,эстафетных команд являются их скоростные возможности (табл.2, 3)

              Так, данные таблиц показывают, что наряду с техникой передачи эстафетной палочки большое значение имеет и сумма лучших результатов участников эстафетной команды, т.е. абсолютный уровень их скоростной подготовленности. Здесь в качестве показателей уровня готовности команды могут быть использованы следующие показатели: сумма лучших времен пробегания 100м дистанции в этом сезоне, а также среднее время суммы лучших результатов для одного этапа. Эти показатели характеризуют минимальный уровень соревновательной готовности для каждого участника, а отклонения от среднего уровня характеризуют наиболее слабые этапы, что в конечном счете полагает осуществить оптимальный подбор в расстановке участников по этапам. Данные таблиц 2, 3 показывают, что по этому показателю эстафетная команда СССР занимала перед вторым чемпионатом мира 3-е место, а вот качественная передача позволила достичь выигрыша на 1 передачу во времени 1,08 сек. по сравнению с 0,84 сек.  у команды США, что позволило при более низком уровне скоростных возможностей выигрывать по среднему времени передачи на этапе в зоне 20м – 0,07 сек. По существу выход на результаты 10,15 – 10,22 сек. гарантирует сборной СССР победу над американской командой, что мы и наблюдали на XXIV Олимпийских играх, где советские спринтеры вышли на этот уровень индивидуальных результатов.

                    Останавливаясь на модельных характеристиках, отметим, что индексом техники может быть результат 2,70+0,30 сек. при среднем выигрыше на одну передачу 0,90+0,10 сек. и среднем времени передачи эстафетной палочки в 20м коридоре – 1,92+0,07 сек. (у мужчин).

                    В женской эстафете такого преимущества команда СССР не имеет, и если обратиться к данным таблиц, выигрыш во времени на 1 передачу в эстафетной команде СССР на втором чемпионате мира хотя и был самым большим – 0,89 сек, но не компенсировал значительно более низкие скоростные способности участниц эстафетной команды (Таблица 3). В результате даже по среднему времени передачи эстафетной палочки в 20м коридоре выигрыша достигнуто не было перед командами ГДР и США. На Олимпийских играх 1988 г. положение изменилось, и более высокие индивидуальные результаты участниц советской команды позволили включиться в борьбу с командами ГДР и США.

                   Анализ стартовых положений, используемых принимающим, проведенный чешскими специалистами, показал, что число вариантов одноопорного (полунизкого) стартового положения  и высокого старта примерно одинаковое, т.е. стартовое положение не определяет  не определяет эффективность набора скорости в коридоре разгона. Однако, по показателям группы финалистов имеются явные различия. Так, финалисты мужских эстафет предпочитают безопорные положения. Чернокожие спортсмены считают их более естественными для плавного набора скорости. А вот среди женских команд отмечается предрасположенность  к низкому одноопорному  (Таблица 2).

 

_____________________________________________________________________________

                    Мужчины                                     :                             Женщины

Порядок мест :   Расстояние                           :  Порядок мест             :     Расстояние

                         Финал         : п/финал              :                                        Финал      : п/финал

_____________________________________________________________________________ 

1. США            8,6                   8,3                       1. США                           6,6                  7

2. СССР           9                    13,3                       2. ГДР                             9,3                 11                         

3. Ямайка         8,3                   8                          3. СССР                          9,6                  8

4. Канада          9,3                 10,3                       4. НРБ                             9                   10,6

5. ФРГ            13,6                  10                         5. ФРГ                             8,3                  8,6           

6. Венгрия        9,6                   9,6                       6. Канада                        7,3                  8

7. Италия        10,6                 10,3                       7. Куба                            8,6                  4,6

8. КНР             11                    12                          8. Франция                     6,6                  6,3             

_____________________________________________________________________________        

                         10,0                 10,23                                                             8,16                8,01

                           1,72                 1,76                                                             1,19                2,12

                                          

                                                Полуфиналисты, не вышедшие в финал            

Япония                                     15                            Нигерия                        5,3

Испания                                     8                            Гана                               6

Гана                                            8,3                         Великобритания         10

Сенегал                                    10,3                         Италия                           9,6

Куба                                          11                           Индия                          10,6 

Бразилия                                     7,3  

ЧССР                                        11

Португалия                               12,6

                                                  10,44                                                             8,3

                                                    2,58                                                             2,46

средние всех                            10,33                                                             8,12

полуфиналистов                       2,14                                                             2,16

 

              Весьма вариативны варианты «форы», используемой спортсменами различных эстафетных команд для оптимальной организации взаимодействия принимающего и передающего участника. Здесь как следствие предыдущего отражается влияние абсолютных скоростных возможностей участников эстафетных команд, стартового положения и способа передачи эстафетной палочки.

             Другим важным вопросом является уровень реализации скоростных возможностей на этапе эстафетной дистанции. Как показывает многолетний анализ соревновательной деятельности, часто даже те высокие скоростные возможности которые имеет спортсмен, тяжело реализуются в условиях бега на этапе, где имеется гандикап с соперниками, который необходимо преодолеть или увеличить. Результаты времен пробегания 100м этапов на втором чемпионате мира по легкой атлетике представлены в таблице     . Наивысшую скорость удалось достичь на 4-м этапе К.Льюису – 8,78 сек. и П.Маршалл – 9,91 сек. Исходя из того, что 3-й этап пробегается по повороту и потеря в условиях бега на этапе составляет около 0,3 сек., примерно такое же время достигнуто  Х.Грисом (США)  и Д.Уильямсом (Канада). 

               Ф.Гриффит-Джойнер достигла и более высокого спортивного результата. Из 10 лучших результатов в эстафетном беге только 1 (но 2 по рейтингу) принадлежит В.Крылову – 8,96 сек. Необходимо иметь как минимум  трех человек среди 10 лучших результатов на этапах эстафетного бега для того, чтобы претендовать на завоевание золотых медалей при условии сохранения качества передачи эстафетной палочки на модельном уровне. Среди 10 лучших результатов сильнейших эстафетчиц  две советские спортсменки (на Олимпийских играх 1988 года – 1). На Олимпийских играх 1988 года трем советским бегунам удалось войти в число лучших бегунов на этапах, результатом явилось завоевание золотых наград.                               

            Но все же результат в эстафетном беге 4х100м зависит не только от индивидуальной беговой подготовленности, но и в значительной степени определяется совершенной техникой взаимодействия бегунов в 20-метровой зоне передачи эстафетной палочки. Поэтому при целенаправленной подготовке спринтеров к этому виду, важнейшее место должно отводиться совершенствованию технических приемов в ограниченной зоне передачи, обеспечивающих высокую надежность выступления в соревнованиях различного ранга.

          Специфика эстафетного бега предъявляет ко всем бегунам повышенные требования как к физическому состоянию, так и к выполнению ряда сложных технических приемов в процессе передачи эстафетной палочки. И прежде всего:

-         к скоростной выносливости бегунов (длина этапов в эстафетном беге больше 100м:

1 этап – 110м, 2 и 3 этапы – по 130м, 4 этап – 120м)

-         к точности и быстроте двигательной реакции по зрительному восприятию,                                                                                                                                                                                                                                                            

      особенно на движущийся объект (начало бега – точно при пересечении 

      передающим бегуном контрольной отметки)

-         к старту и стартовому разгону принимающего бегуна на 2-м, 3-м и 4-м этапах

(неудобство исходного положения эстафетного старта)

-         к умению передающего во время максимального бега воспринимать расстояние

до принимающего для своевременной подачи сигнала голосом (за  2-2,5 м)

-         к координационным способностям  спринтеров во время взаимодействия в 

ограниченной 20-ю метрами зоне (прием и передача эстафетной палочки на максимальных скоростях обоих бегунов на расстоянии вытянутых рук, быстрота

и точность передачи)

-         к психологической устойчивости спринтеров (взаимодействие на высокой скорости бега в конце 20-метровой зоны передачи)

-         к соревновательной деятельности бегунов в эстафетном беге (умение видеть на беговой дорожке только своего партнера, реагировать только на его действия и сигнал).

 

            На основании проведенных исследований и многолетнего практического опыта работы со сборными командами установлено, что для успешного взаимодействия бегунов в ограниченной зоне передачи эстафеты наиболее важным является установление оптимальной величины  «форы». От величины «форы» во многом зависят и другие показатели, которые существенно влияют на эффективное взаимодействие бегунов в зоне передачи эстафетной палочки. В первую очередь такими показателями являются:

-         разность времени входа в зону передачи между принимающим и передающим

-         место передачи эстафетной палочки

-         время пробегания принимающим 20-метровой зоны передачи с хода

-         время прохождения эстафетной палочки в 20-метровой зоне.

            Как показала практика, оптимальная «разница времени» входа в зону передачи между принимающим и передающим должна находиться в пределах 0,30 – 0,38 сек. (индивидуально для каждой пары, как у мужчин, так и у женщин). Такое условие позволяет передающему сохранять высокую скорость бега до места передачи. Это, в свою очередь, предъявляет повышенные требования к развитию специальной выносливости спринтеров – участников эстафетного бега, так как в этом случае передающий пробегает дистанцию более 100м (105 – 125 м до места передачи, в зависимости от этапа). С другой стороны, этот показатель позволяет увеличить длину стартового разгона принимающего и к месту передачи достигнуть высокой скорости бега. Таким образом, передача эстафеты в зоне происходит на значительной скорости бега обоих спринтеров.

           Показатель разности времени входа в зону передачи между бегунами по существу определяет и место передачи эстафетной палочки. Установлено, что наиболее рациональным местом передачи эстафетной палочки в 20-метровой зоне передачи является 15 – 16 метр. Естественно, что показатель времени бега принимающего в 20-метровой зоне передачи с приемом эстафетной палочки зависит от вышеизложенных параметров.

              При совершенствовании техники взаимодействия бегунов в 20-метровой зоне передачи необходимо использовать конкретизированные целенаправленные установки как для передающего, так и для принимающего. Необходимость конкретных установок, определяющих все действия бегунов, продиктована не только ограниченной зоной, но и необходимостью для обоих бегунов управлять своими действиями на высоких скоростях в

конце зоны передачи. Это исключает возможность любых вариаций и предъявляет к бегунам требования по абсолютно точному выполнению запланированных действий при передаче эстафетной палочки.

 

                                           Установка для передающего:

-         использовать строго регламентированный по длине отрезок (65 – 70 м) с интенсивностью бега от старта до момента передачи 95 – 100%

-         подача сигнала голосом за 2,0 – 2,5 м до принимающего

-         передача эстафетной палочки на расстоянии вытянутых рук (1,0 – 1,5 м)

-         с целью точности и быстроты передачи палочки необходимо выполнить движение рукой снизу-вверх точно в боковой плоскости. При этом все внимание концентри-ровать на кисти вытянутой руки принимающего с целью точного вкладывания палочки.

 

                                         Установка для принимающего:

-         для лучшего зрительного восприятия контрольной отметки и бегущего партнера, а

также удобного расположения, необходимо принимать исходное положение эстафетного старта под углом  65* - 75*  относительно стартовой линии (голова повернута в сторону передающего спортсмена)

-         для точного определения начала бега необходимо зрительно совместить бегуна,

передающего эстафетную палочку, с контрольной отметкой

-         первые движения выполнять одновременно руками и ногами, при этом голову не-

обходимо оставить в исходном положении

-         поворот головы вперед осуществлять на 1 – 2 беговом шаге

-         выполнение стартового разгона с максимальной интенсивностью

-         по сигналу передающего бегуна быстро и оптимально далеко вынести руку назад

      для приема палочки, удерживая при этом ее в одном положении

-         для точности и быстроты передачи эстафетной палочки на запястье принимающей руки одевать яркую повязку шириной 6 – 7 см (желательно, чтобы повязка была

      гладкой).

 

           Для совершенствования технических действий и создания высокой надежности взаимодействия бегунов в зоне передачи за счет уменьшения или увеличения «форы» искусственно создавать экстремальные ситуации в 20-метровой зоне передачи эстафетной палочки, с целью моделирования всех действий обоих бегунов.

          Для этого на специально-подготовительном и соревновательном этапах подготовки один раз в неделю «проигрывать» в парах передачу эстафеты за счет разной скорости принимающего и передающего бегуна с коротких отрезков (65 – 70 м).

 

1 вариант:  за счет максимальной скорости бега обоих бегунов.

2 вариант:  за счет уменьшения «форы». В этом случае у принимающего бегуна макси-                                                                   

                   мальная скорость бега, у передающего – 90 – 95 %.

3 вариант: за счет увеличения «форы». В этом случае принимающий бегун выполняет         

                  стартовый разгон с интенсивностью бега 90 – 95 % , передающий выполняет 

                  бег с короткого разбега с интенсивностью 100 %.

4 вариант: за счет скорости бега обоих партнеров с интенсивностью 90 – 95 %.

5 вариант: за счет передачи эстафетной палочки без сигнала. В этом случае принимающий       

                  бегун выбрасывает руку для приема на запланированном месте, а передающий

                  должен передать палочку на расстоянии вытянутых рук.

 

                 Все эти вариации возможны в том случае, если бегуны достаточно надежно провели совершенствование всех технических действий во время передачи эстафетной палочки в 20-метровой зоне.  

 

           1.Подготовительные упражнения для тренировки в эстафете 4х100м:            

      1)  Стартовое ускорение с высокого старта

      2)  Старт с опорой на одну руку (попеременно правую и левую)

      3)  Старт с опорой на руку, взгляд направлен в сторону-назад

      4)  Бег с низкого старта с эстафетной палочкой

          Упражнения 1-4 выполняются самостоятельно и под команду (выстрел)

      5) Упражнение 3 с началом бега в момент пересечения контрольной отметки другим                                                               

           бегуном.

          

            2. Упражнения для обучения технике приема и передачи эстафетной палочки:

1)      Бег с высокого старта при следующем упражнении. Катящийся мяч достигает определенной отметки, т.е. отметки «готов» и «марш», расположенных на расстоянии 7 м (от линии «готов» до линии «марш») и на расстоянии 8 м от линии «марш» до стартовой линии. Если мяч достигает только линии «готов», бегуны стоят на месте. Когда же мяч достигнет отметки «марш», вся группа начинает бег с высокого старта.

2)      Имитация приема эстафетной палочки на месте.

      Под команду «раз-два-три-четыре !» бегун отводит правую или левую руку назад с раскрытой ладонью, пальцы выпрямлены.. Передающий вытягивает вперед руку движением снизу- вверх, вкладывает эстафетную палочку в кисть принимающего.

3)      Имитация приема и передачи палочки.

Спортсмены располагаются в шахматном порядке на расстоянии 1-1,5м друг от друга. Правая или левая нога согнута, движение рук как при беге. Палочка передается по команде спортсмена, стоящего сзади, из правой руки в левую, далее в правую и т.д.

4)      Прием и передача палочки с партнером или всей командой в разминочном беге.

5)      Прием и передача эстафетной палочки с партнером в беге с ускорением до 150м. Спортсмены начинают ускорение, находясь на расстоянии 1,5м друг от друга. Закончив передачу, спортсмен, бегущий сзади, делает ускорение, а в это время спортсмен, принявший палочку, несколько «сбрасывает» скорость, менясь с партнером местами. При этом спринтеры бегут всю дистанцию строго по одной дорожке.

6)      Прием и передача эстафеты без отметок. На соревнованиях различные воздействия могут привести к тому, что разметки форы могут передвигаться (нервозность, ветер, другие факторы). Здесь также влияет стартовая скорость принимающего спортсмена. Передача эстафетной палочки без разметок основывается на том, что принимающий спортсмен соразмеряет скорость бега передающего и свою стартовую.

7)      Прием и передача эстафетной палочки на различных этапах – на входе в вираж, на выходе из поворота. Бег по повороту и центробежные силы затрудняют бег, поэтому передача должна осуществляться с учетом соревновательной ситуации в соответствии с разметкой зон передачи.     

 

3. Специальные упражнения для тренировки эстафеты в целом:

1)      Передача эстафеты с партнером. Разбег -  50-60м.

Цель передающего – догнать партнера. Когда между спортсменами расстояние становится равным приблизительно 1,5м, подается команда, после чего на последующих двух шагах осуществляется передача. Принимающий занимает стартовую позицию так, чтобы видеть своего партнера и контрольную отметку. Контрольная отметка для каждой пары подбирается индивидуально. При этом учитывается скорость, которую в состоянии развить бегун, несущий палочку, к моменту ее передачи, и способность к ускорению принимающего спортсмена.

2)      Передача эстафеты несколькими парами одновременно.

3)      Прием и передача в составе четырех участников на укороченной дистанции 200м.

4)      Прием и передача эстафеты на полной дистанции с фиксацией времени.

5)      Прием и передача на отдельных этапах с фиксацией времени нахождения эстафетной палочки в зоне разбега и в зоне передачи.

 

При обучении следует обращать внимание на исправление наиболее распространенных ошибок:

1)      Принимающий начал бег прежде, чем передающий достиг контрольной отметки. Эта ошибка вызвана в большинстве случаев тем, что бегун плохо видел отметку или ориентировался на бегуна, а не на постановку его ноги на дорожку.

2)      Принимающий после команды передающего, а иногда идо нее замедлил бег. Это происходит из=за того, что бегун чрезмерно акцентируя свое внимание на команде, теряет контроль за скоростью бега.

3)      Передача не состоялась. Причин может  быть несколько:

-         передающий бегун снизил скорость бега после команды, не учитывая, что с каждым мгновением скорость стартующего спортсмена увеличивается;

-         принимающий бегун при отведении руки назад двигает ее влево или вправо, ища палочку;

-         при передаче, когда скорости бегунов уравнялись и был упущен момент для команды. Расстояние между спортсменами увеличивается и передающий не в состоянии догнать партнера;

-         спортсмен в азарте соревновательной борьбы смещается во время бега на втором этапе к внутренней части дорожки или на первом и третьем этапах в момент передачи эстафеты при выходе из виража бежал ближе к внешней линии дорожки; бегун, стартующий на втором или четвертом этапе занял левый край дорожки и во время разбега не сместился вправо, а бегун, стартующий на третьем этапе не принял влево.

-         спортсмены на втором и третьем этапах не предпринимают никаких мер, чтобы для стартующего на четвертом этапе осталось место для хвата эстафетной палочки;

-         передавать эстафетную палочку необходимо вытянутой рукой.

 

 

 


 

СИСТЕМНО-СТРУКТУРНЫЙ МЕТОД ПЛАНИРОВАНИЯ

ГОДИЧНОЙ ПОДГОТОВКИ БЕГУНОВ НА КОРОТКИЕ ДИСТАНЦИИ

Борис Юшко (Украина), профессор, заслуженный тренер

 

Одним из важнейших вопросов успешного управления тренировочным процессом, путей повышения эффективности подготовки спортсменов является поиск рациональных форм планирования тренировочных нагрузок в структурах годичной и многолетней подготовки легкоатлетов.

От научно-обоснованного планирования содержания отдельных тренировочных занятий, тренировочных и предсоревновательных недельных микроциклов, мезоциклов, макроциклов годичной подготовки зависит уровень и время достижения планируемых спортивных результатов.

Структура годичной подготовки - это сопряженно-последовательная система   организации   тренировочных   нагрузок,   предусматривающая определенный порядок и очередность введения в тренировку объемов нагрузок разной направленности. Создания условий, при которых предыдущие нагрузки обеспечивают благоприятный морфо-функциональный, психологический фон для повышения тренировочного воздействия последующих.

Требования, предъявляемые к планированию годичной подготовки бегунов на короткие дистанции, барьеристов:

Первое — планировать содержание годичной подготовки исходя из календаря зимних и летних соревнований.

Второе — учет основных закономерностей морфо-функциональной и психологической  адаптации  организма спортсмена к  определенным программам   физических   упражнений   (деадаптация,   реадаптация, переадаптация, фазы адаптации).

Третье — определить временные границы достижения состояния устойчивости адаптации к нагрузкам различной направленности, то есть оптимальный срок, в течение которого организму можно предъявлять развивающую тренировочную нагрузку, а также предел в объеме тренирующих воздействий, необходимых для полноценной реализации адаптационных возможностей организма спортсмена.

Исследованиями установлено при 2-3-х разовом применении в недельных микроциклах тренировочных программ разных по направленности для достижения устойчивой адаптации (высокого уровня спортивной формы) необходимо:

1)   для   развития   общей   беговой   выносливости   (аэробной производительности , повышающую МПК) — 5-6 недель;

2) скоростных, скоростно-силовых способностей - 8-10 недель;

3) скоростной выносливости — 8-10 недель;

4) специальной выносливости (400 м) — 10-12 недель;

5) максимальной силы — 12-14 недель;

6) быстрой, взрывной силы — 8-10 недель.

Четвертое - рациональное совмещение тренировочных программ в занятиях.

В процессе тренировочных занятий организм спортсмена подвергается воздействию разных по направленности тренировочных программ с целью развития общей, специальной, скоростной выносливости; скоростных и скоростно-силовых способностей, совершенствования технико-тактического мастерства.

Эти программы при том или ином сочетании, величины силы воздействия вступают в различные взаимоотношения между собой — "сотрудничества", когда одна программа дополняет другую, до "помех", когда программы вступают в противоречие между собой.

Эффективность тренировочного процесса во многом зависит от правильного использования нагрузок определенной направленности с учетом их совместимости и несовместимости, их соотношения и объема в занятиях, распределения занятий в тренировочных и предсоревновательных недельных микроциклах.

Важно выявить особенности протекания адаптационных процессов при различных сочетаниях совместимых тренировочных программ в занятиях.

Результаты исследований, их практическая реализация позволили определить:

А. Совместимые тренировочные программы в занятиях.

1. Виды беговой выносливости

(общая, силовая, специальная выносливость)

с общей силовой выносливостью

(упражнения   с   отягощениями,   метод  повторных  усилий, способствующий развитию общей силовой выносливости).

2. Развитие скоростных способностей

(повторные пробегания с околопредельной, максимальной скоростью отрезков 20-50  со старта, с ходу, в эстафетном беге, специально-беговые упражнения спринтера)

 с прыжковой подготовкой

(комплекс прыжковых упражнений, отталкивания взрывные).

3. Развитие скоростных способностей

(программа указана выше) с силовой подготовкой (метод динамических усилий, способствующий развитию взрывной силы).

4. Развитие скоростных способностей

(программа указана выше) с метательной подготовкой (комплекс упражнений метания набивного мяча, ядра, камня).

5. Развитие скоростных способностей

(программа указана выше) с технико-тактической подготовкой.

Б. Несовместимые рабочие программы в занятиях

 

1. Развитие скоростных способностей с развитием всех видов беговой выносливости

(кроссы аэробный, аэробно-анаэробный, силовой, повторный, интервальный, переменный бег на отрезках от 100 и больше метров)

2. Развитие скоростных способностей с развитием общей силовой выносливости

(силовая подготовка, метод повторных усилий, способствующий развитию общей силовой выносливости)

3. Развитие скоростных способностей с развитием максимальной силы

(силовая подготовка, метод максимальных усилий)

4. Развитие всех видов беговой выносливости с силовой подготовкой

(метод максимальных усилий)

5. Совершенствование технического мастерства с развитием максимальной силы

(метод максимальных усилий)

         При составлении моделей занятий важно учитывать не только совместимость тренировочных программ, но и эффективность вариантов их совмещения на развитие физических качеств.

         В таблицах 1,2,3 показано влияние дополнительных программ разной направленности (в объеме 30 % от максимального) на развитие скорости бега, скоростной выносливости прыгучести.

Таблица 1.

Динамика скорости бега на дистанции 100 м

(п = 12, 1-й разряд, кмс, мс, эксперимент 10 недель)

Совмещенные программы

До экспери-мента

После экспери-мента

Величи-на сдвига

Развитие скорости бега (основная программа) + прыжковая подготовка (дополнительная программа)

11,47 с

10,75 с

0,72 с

6,28 %

Развитие скорости бега (о.п.) + силовая подготовка (д.п.)

11,45 с

10,80 с

0,60 с

5,68 %

Развитие скорости бега (о.п.) + метательная подготовка (д.п.)

11,45 с

10,97 с

0,48 с

4,20 %

Развитие скорости бега (без дополнительной программы)

11,48 с

11,08 с

0,40 с

3,49 %

Развитие скорости (о.п.) + скоростная выносливость

11,41 с

11,15 с

0,26 с

2,30 %

 

Таблица 2

Динамика скоростной выносливости в беге на отрезке 150 м

(п= 12, 1-й разряд, кмс, мс, эксперимент 10 недель)

Совмещенные программы

До экспери-

мента

После экспери- мента

Величи- на сдвига

Развитие скорости бега (о.п.)+ скоростная выносливость (д.п.)

17,25с

16,05с

1,25с, 6,96%

Развитие скорости бега (о.п.) +прыжковая подготовка (д.п.)

17,23с

16,32с

0,91 с, 5,29%

Развитие скорости бега (о.п.)+ силовая подготовка, метод динамических усилий (д.п.)

17,29с

16,55с

0,74 с, 4,28%

Развитие скорости бега (о.п.)+ метательная подготовка (д.п.)

17,21 с

16,66с

+0,60 с,

+3,20%

Развитие скорости бега (без дополнительной программы)

17,25с

16,72

+0,53 с, +3,19%

 

Таблица З

Динамика среднего показателя времени прыжков на маховой и толчковой ноге

на отрезке 30м

(п= 12, 1-й разряд, кмс, мс, эксперимент 10 недель)

Совмещенные программы

До

экспери-

мента

После экспери- мента

Вели-чина сдвига

Развитие скорости бега (о.п.)+ прыжковая подготовка (д.п.)

5,11 с

4,46с

+0,65 с +12,73%

Развитие скорости бега (о.п.)+ силовая подготовка, метод

5,06с

4,51 с

+0,55 с +11,07%

Развитие скорости бега (о.п.)+метательная подготовка (д.п.)

5,07с

4,65с

+0,42 с +8,29%

Развитие скорости бега (о.п.)+ скоростная

(выносливость (д.п.)

5,05с

4,76с

+0,31 с,

+5,75%

Развитие скорости бега (без дополнительной программы)

5,10с

4,84с

+0,26 с, +4,73%

 

Пятое - режимы чередования физических упражнений с отдыхом в тренировочных занятиях, смежных тренировочных   занятий разных по направленности в недельных микроциклах.

Шестое - объем, интенсивность, применяемых разных по направленности тренировочных программ в структуре годичной подготовки.

РЕЗЮМЕ - современная структура планирования и годичной   подготовки  легкоатлетов  строится  с  учетом закономерностей морфо-функциональной и психологической адаптации организма спортсмена к определенным программам физических упражнений, оптимального совмещения, распределения, длительности применения разных по направленности тренировочных программ, их объема и интенсивности.

 

Литература:

Платонов В.Н. Общая теория подготовки спортсменов в олимпийском спорте. — К.: Олимпийская литература, 1977.

Суслов Ф.П., Сыч В.Л., Шустин Б.Н. Современная система спортивной подготовки. — М.: СААМ, 1995.

 


Возрастная динамика усложнения технических действий (на примере многолетнего освоения барьерной техники)
Андрей Коростелев(Россия), заслуженный тренер

1.Внешние факторы

Организационная структура спорта в РФ построена таким образом, что набор, отбор и организация тренировочных занятий для юных легкоатлетов начинается в ДЮСШ и СДЮШОР (организованных по территориальному или ведомственному принципу) и продолжается в этих организациях вплоть до юниорского возраста (18-19 лет). В этих же организациях сосредоточены и основные педагогические кадры - тренеры-преподаватели по легкой атлетике, работающие с молодыми спортсменами. Другая часть тренеров, специализирующаяся в основном на работе с молодежным и взрослым составом легкоатлетов, сосредоточена в ШВСМ и ЦОП, функционирующих при ДСО и Клубах. Таким образом, достаточно часто в юниорском возрасте происходит переход наиболее перспективных спортсменов от одного тренера к другому. Вместе с тем, возраст 18-19 лет характеризуется, с точки зрения онтогенеза, рядом морфологических и физиологических признаков, оказывающих важное влияние на выбор средств и методов тренировки. В этом возрасте, как правило, прекращаются процессы роста костных тканей, стабилизируется естественный гормональный фон, укрепляется опорно-двигательный аппарат, достигается определенный уровень социальной и интеллектуальной зрелости. Совокупность вышеизложенных обстоятельств позволяет в юниорском и молодежном возрасте начать планомерный переход от тренировочных воздействий, опирающихся на постоянный учет возрастных особенностей спортсменов и связанных с этим ограничений к более жестким и целенаправленным тренировочным воздействиям, характерным для спорта высших достижений.

II. Основные направления интенсификации тренировочного процесса взрослых барьеристов

Преодоление возрастных ограничений и расширение адаптационных возможностей позволяет интенсифицировать тренировочный процесс взрослых спортсменов по ряду направлений:

1. Дальнейшее развитие, начатое в предыдущие годы, неспецифических (для барьерной подготовки) скоростно-силовых возможностей более
интенсивными методами (атлетическая гимнастика, тяжелая атлетика,
прыжковая подготовка в усложненных условиях, специальные беговые
программы в усложненных условиях и т.д.).

2. Специфические методы скоростно-силовой подготовки, направленные на развитие локальных мышечных групп, определяющих технику барьерного бега (специальные упражнения со штангой, специальные прыжковые упражнения, комплексы упражнений с резиновыми амортизаторами и
утяжелительными манжетами, программы упражнений на специальных
тренажерах). При этом выбираются такие режимы тренировочных
воздействий, которые в наибольшей степени коррелируют с
соревновательными режимами рекрутирования тех или иных локальных
мышечных групп в различных фазах барьерного бега.

3.Методы тренировочных воздействий, направленные на проявление
максимальной мощности и создания необходимого ритма в стартовом
разгоне в начале барьерной дистанции. При этом учитывается, а при
необходимости изменяется, количество беговых шагов от стартовых колодок до первого барьера, используемое спортсменом (семь или восемь шагов), что в значительной степени влияет на выбор и сочетание тренировочных упражнений (беговые упражнения с большими отягощениями, бег с тягой, стартовые разгоны на крутой лестнице, специальные упражнения со штангой и на тренажерах и т. д.).

Методы тренировочных воздействий, направленные на повышение
максимальной скорости барьерного бега. При выборе тренировочных
методов и средств учитывается, что длина бегового шага при стандартной
расстановке барьеров не должна превышать у мужчин 205-210 см, а у
женщин - 200-205 см., что на 20-30 см. меньше, чем в гладком спринтерском беге. Следовательно, необходимо опираться на тренировочные средства, повышающие частому беговых шагов при подавлении тенденций к их
удлинению (прыжковые упражнения на отрезках 30-60 м на скорость
продвижения, барьерный бег на нестандартных расстановках, спринтерский бег по отметкам, специальные комплексы упражнений для развития в
определенных режимах мышц задней поверхности бедра, стопы, таза и т.д.).

 

Комплексные методики тренировочных воздействий, направленные на ускоренное формирование специальной барьерной выносливости.
Дополнительным усложнением этих методов является то, что специальная
барьерная выносливость должна развиваться при тренировочной скорости барьерного бега близкой или превышающей моделируемый уровень
достижений (специальные методы расширения энергетической емкости
локальных мышечных групп, определяющих барьерные действия на базе
всестороннего развития силовой, прыжковой и беговой выносливости.

 

III. Изменение стиля барьерного бега.

Как правило, в детском и юношеском возрасте специализация в таком технически сложном виде легкой атлетике, как барьерный бег, приводит к формированию специфических стилей. Эти стили барьерного бега являются компенсаторной реакцией молодых спортсменов на возрастную диспропорцию между уровнем скоростно-силовых качеств, технической подготовленностью и требованиями, вытекающими из применяемых в различных возрастных группах соревновательными расстановками барьеров (высота и расстояние между барьерами). Так, для примера, можно отметить, что зафиксированное в правилах проведения соревнований расстановка барьеров для девушек 16-17 лет составляет 762 мм и 8,50 м, а для юношей 16-17 лет - 1000 мм и 9,14 м, что не является оптимальным, так как снижение высоты барьера (от взрослого стандарта) должно
сопровождаться пропорциональным уменьшением расстоянием между барьерами (от взрослого стандарта). Итак, несоответствие возможностей молодых спортсменов и предлагаемых условий соревнований в барьерном беге, а также неравномерность физического развития молодых спортсменов приводит к формированию индивидуального стиля преодоления барьерной дистанции. Наиболее часто встречающиеся из них можно условно определить как “маховый” стиль и “прыжковый” стиль. Тема этого доклада не подразумевает обсуждение  характеристик этих стилей, однако, необходимо отметить, что рост спортивного мастерства,  особенно  во  взрослом  возрасте,  не возможен   без  существенной   корректировки  приобретенного в  юношеском возрасте  стиля барьерного  бега, то   есть без формирования оптимального “бегового” стиля барьерного бега.               

 Планомерное  и  целенаправленное  применение способов  и методов,  указанных в   разделе  II,  как правило,  дает возможность  трансформировать барьерный  бег в  единое  техническое  действие, сформировать  оптимальный “беговой”  стиль, что позволяет  в  многолетнем  аспекте улучшать  личные достижения  спортсменов до международного уровня.                                                                                   

IV. Рекомендации тренерам,
работающим с начинающими барьеристами.

 Учет приведенных ниже советов поможет молодым барьеристам быстрее и   легче приспособиться к требованиям, характерным для спорта высших достижений:      

1. За счет применения в тренировках барьеров высотой 30-40 см и                 расстоянием между ними 7-8 м формировать выполнение бега с барьерами, как   комплексного   легкоатлетического  упражнения,   органично  сочетающего спринтерский бег с преодолением препятствий, или, другими словами, с момента освоения барьерной техники формировать «беговой» стиль.             

 2.  Контролировать  длину  бегового  шага  на максимальной  скорости гладкого бега и путем применения специальных упражнений корректировать ее под   требования бега с барьерами на необходимых расстановках.                    

3. Не приступать к обучению барьерному бегу на стандартных (для данного   возраста) расстановках, предварительно не освоив и не закрепив у  начинающего спортсмена двигательные навыки в спринтерском беге,              прыжках в длину, низком старте.                                              

4. В период обучения технике барьерного бега уделять повышенное                  внимание специализированной барьерной разминке и упражнениям,                укрепляющим локальные мышечные группы, задействованные в барьерных            движениях, развивать суставную гибкость и динамическую эластичность   мышц.                                                                       

5. Не создавать путем выполнения большого объема барьерных действий  жесткого моторного стереотипа. В обучении уделять большее внимание   базовым элементам барьерной техники:                                        

- избегание тормозящей постановки ног в фазах входа и  схода с барьера;                                          

- проведение таза через плоскость планки барьера;          

-удержание оптимального бегового наклона туловища во   всех фазах барьерного бега.                               

    6. Шире использовать теоретическую подготовку, обучать молодых барьеристов  приемам самоконтроля за правильностью выполнения технических действий.                                                                             

 


 

 

 

Профессор Виктор Никитушкин (Россия)

  «Научно-методические перспективы развития детского и

  юношеского спорта в Российской Федерации»

 

Современное развитие спорта высших достижений целиком и полностью опирается на детско-юношеский спорт. Система спортивных школ в России, которая складывалась на протяжении полувека, достаточно эффективна. Она охватывает 89 территорий России, объединяет около 4000 школ различного типа, принадлежащих 9 ведомственным и спортивным обществам.

На развитие массового спорта ориентировано около 3000 детско-юношеских спортивных школ, на подготовку спортсменов высокой квалификации - 920 специализированных учреждений, в которых трудятся около 40000 штатных специалистов. К систематическим занятиям спортом привлечено более 2 млн. детей, и подростков, юношей и девушек, из них 34,5 тысячи высококвалифицированные спортсмены. Доля занимающихся массовым спортом и спортом высших достижении соответствует социальным нормам и нормативам по физической культуре и спорту Российской Федерации. В спорте высших достижений задействовано 2,1% от общего количества занимающихся и около 10% тренеров.

Если эффективность ДЮСШ  по подготовке высококвалифицированных спортсменов принять за единицу, то в специализированной детско-юношеской школе олимпийского резерва (СДЮШОР) этот показатель в 3,5; в училище олимпийского резерва (УОР) - в 8, в школе высшего спортивного мастерства (ШВСМ) в 20 раз выше. В спортивных школах проходят подготовку 37.7 тысяч высококвалифицированных спортсменов, из них в системе спорткомитетов   40%, органов образования - 28%. ФСО профсоюзов - 15%, других организаций - 16 %. Расширение системы спортшкол позволило привлечь к систематическим занятиям спортом 10,7% детей и подростков в возрасте от 6 до 15 лет.

В спорте высших достижении задействовано более 46,7 тыс. спортсменов или 0,25 % от молодежи 16-25-летнего возраста. Спортсмены, проявившие выдающиеся способности, получают элитарное профессиональное образование в 32 училищах олимпийского резерва, действующих в 22 территориях России. Наиболее перспективные спортсмены, независимо от рода их деятельности, продолжают совершенствовать свое мастерство в 64 школах высшего спортивного мастерства 36 территорий России. В указанных учреждениях проходят целенаправленную подготовку более 4 тысяч высококвалифицированных спортсменов, из которых 2,4 тысячи -кандидаты в сборные команды страны основного и резервного составов.


 

Целесообразно отметить несколько тенденций, характерных для развития детско-юношеского спорта в стране.

Одной  из основных является тенденция развития морфометрических показателей. 50-70 годы нашего столетия характеризовались бурными процессами акселерации и секулярного тренда (увеличение скорости роста и раннее созревание. повышение характеристик длины и массы тела).

В последнее десятилетие наблюдается прекращение акселерации роста и нормального развития ребенка. Вместе с тем. отмечается, что в младшем школьном возрасте (7-10) лет современные дети несколько опережают своих сверстников 20-ти летней давности. Однако в период полового созревания соотношения существенно изменяются: современные дети полностью соответствуют нормативным показателям по длине тела. т.е. сохраняют прежнюю активность ростового развития, но при этом начинают отставать в показателях массы тела, достигая в разнице 2-4 кг , а также в силовых показателях, достигая к 17 годам разницы 18-20 %. Подобные изменения отмечены в странах Прибалтики, в Польше, Чехии, Словакии и ряде других.

Все это в целом указывает на серьезные и принципиальные ухудшения Функциональных возможностей растущего организма современных детей, особенно начиная с периода полового созревания, т.е. с 12-13 летнего возраста, а также ухудшение состояния здоровья.

При рассмотрении перспектив развития детско-юношеского спорта необходимо отметить тенденцию экономической целесообразности. Одна из главных проблем управления деятельностью спортшкол - экономические методы, когда на первый план выдвигается стимулирование профессионального роста педагогического коллектива. Это требует строгого планирования и учета всех параметров процесса подготовки.

Нормативно-правовыми основами, регулирующими деятельность спортивных школ. предусмотрены основные критерии оценки работы тренеров на каждом этапе многолетней подготовки, материальное поощрение руководителей, специалистов и служащих, а также повышение нормативов оплаты труда тренеров. Это в определенной     мере     способствует     сохранению     в     спортшколах высококвалифицированных специалистов.

В целом сложившаяся в России система воспитания спортивного резерва позволяет обеспечить подготовку конкурентоспособного пополнения сборных команды России. По олимпийским видам спорта на единицу стартового состава


 

сборной России приходится 2 мсмк. 8 мс, 29 кмс и 5 тренеров высшей квалификации.

Для .достижения спортсменом мастерства международного уровня его необходимо готовить 10-12 лет. Наглядна и крутизна подъема к вершинам мастерства, которую одолевает соответственно один из 7, 28, 168 и более 2 тыс. занимающихся на этапах многолетней подготовки, отсюда появляется возможность прогнозирования резерва как источника пополнения сборной России по видам спорта. Для этого необходимо выработать идеологию развития видов спорта, суть которой - в определении необходимой потребности в высококвалифицированных спортсменах, отвечающей экономической целесообразности н эффективности развития.

Непременным условием воспитания юных спортсменов для участия в первенствах мира Европы и Олимпийских играх является тенденция увеличения централизованной подготовки сборных команд России с оптимальным объемом соревновательной деятельности.

Достижения советских (российских) спортсменов и рост результатов на олимпийских играх 1952-1996 годов общеизвестны, они повышались в основном за счет централизованной подготовки (до 75%) и соревновательных факторов (до 30%), что было   обусловлено   повышением   тренировочных   нагрузок,   интенсивности

соревновательной деятельности, усложнением спортивной техники. Все что требует от спортсменов целенаправленной профессиональной подготовки.

Непременной тенденцией развития детско-юношеского спорта является научная разработка актуальных вопросов методики спортивной тренировки.

Разработка актуальных вопросов юношеского спорта прошла несколько этапов, от изучения частных разделов, характерных для работ 50-60-х годов, до крупных обобщающих публикаций последних десятилетий, в которых вскрыты важнейшие закономерности,  присущие  спортивной  подготовке  различных  контингентов спортсменов в связи с их возрастно-половыми особенностями и этапами многолетней подготовки. В этом направлении достигнуты значительные успехи.

В целом можно считать, что в настоящее время к числу наиболее разработанных разделов системы подготовки юных спортсменов относятся следующие: методика развития физических качеств в возрастном аспекте; система построения многолетней подготовки юных спортсменов; нормирование и структура тренировочных нагрузок;

система отбора юных спортсменов;  методика  комплексного контроля за подготовленностью учащихся спортивных школ; организационно-методические основы юношеского спорта.


 

На основе накопленных знаний настало время перейти к еще одной важной проблеме - индивидуализации спортивной тренировки. В процессе тренировки необходимо соблюдать индивидуальный подход к занимающимся, т.е. учитывать их личные особенности для наиболее полного развития физических качеств. Одним из главных направлений здесь была разработка методологии исследования изучаемой проблемы. Наряду с этим были исследованы индивидуальные особенности физической подготовленности юных спортсменов на этапах начальной спортивной специализации и углубленной тренировки в избранном виде спорта. В перспективе на начальных стадиях ее изучения необходимо решить следующие вопросы. На ранних этапах  подготовки  (предварительной  подготовки  и  начальной  спортивной специализации)   особенно   важно   выявить   морфологические   особенности занимающихся, их соответствие конкретным требованиям вида спорта, определить сенситивные периоды в свете развития основных физических качеств, способности к обучаемости различным упражнениям, типологические свойства нервной системы, темперамент. В дальнейшем ( этапы углубленной спортивной тренировки и спортивного совершенствования) необходимо изучать индивидуальные характеристики во всей их совокупности. Результаты собственных исследований показали, что в развитии физических качеств спортсмены разделяются по индивидуально-групповым характеристикам, генетически заложенным в организме индивида.

Все рассмотренные вопросы послужат основой для разработки индивидуальных и индивидуально-групповых программ подготовки юных спортсменов в процессе многолетней тренировки.

Мы кратко охарактеризовали далеко не все проблемы, решение которых имеет существенное значение для дальнейшего совершенствования теории и методики юношеского спорта, системы подготовки спортивных резервов.


 

Процесс отбора в спортивную школу делится на три этапа. Основными задачами первого этапа отбора является привлечение возможно большего количества одаренных в спортивном плане детей и подростков к спортивным занятиям, их предварительный просмотр и

организация начальной спортивной подготовки. К показателям,

 

определяющим целесообразность привлечения детей к занятиям многими видами спорта относятся ; рост, вес, особенности телосложения ребенка.

На втором этапе отбора осуществляется углубленная проверка соответствия предварительно отобранного контингента занимающихся требованиям, предъявляемым к успешной тренировке в избранном виде спорта. Задача второго этапа отбора • определение степени соответствия индивидуальных данных юных спортсменов требованиям, которые будут предъявлены к ним на этапе спортивного совершенствования на этом этапе проводятся контрольные испытания по ряду тестов, соревнования, прикидки, медико-биологические и психологические обследования.

Задача третьего этапа отбора (этап спортивной ориентации) -многолетнее систематическое изучение каждого учащегося спортивной школы для окончательного определения его индивидуальной спортивной специализации. На этом этапе осуществляются контрольные испытания, соревнования, медико-биологические и психологические исследования с целью   дальнейшего   определения   сильных   и   слабых   сторон подготовленности занимающихся

При отборе детей в детские спортивные школы для тренеров и организаторов спорта существует несколько условий.

Условие 1. Каждый ребенок должен иметь право стать большим спортсменом. Все дети, изъявившие желание серьезно заниматься спортом, должны получить такую возможность в полной мере.

Условие 2. Максимум за 1,5-2 года, а лучше еще и раньше, должен быть произведен отсев всех бесперспективных детей попавших в конкретную


 

специализацию. Ранний отсев пройдет для детей наиболее безболезненно и даст им возможность проявить себя в других видах спорта, которые ему обязательно должен порекомендовать тренер на будущее.

Условие 3. Высокая квалификация детского тренера.

Обобщая сложившиеся представления, можно сформулировать основные задачи спортивного отбора.

I .Определение модели спортсмена высокого класса по виду спорта

2. Диагностика степени одаренности и прогнозирования потенциального уровня спортивного мастерства.

3. Организация спортивного отбора.

Перед тем как перейти к многолетней системе отбора спортсменов остановимся на системе комплексного контроля в подготовке юных спортсменов.

Известно, что чем больше поступает самой разнообразной информации и полезных сведений о состоянии спортсмена в руки тренера, тем точнее и правильнее оказывается решение о тренировке спортсмена. При этом ставиться вопрос о комплексном подходе к контролю, об участии в нем педагогов, медиков, биологов, психологов, биохимиков и др. специалистов. С другой стороны, практика настойчиво выдвигает собственные требования, главными из которых являются:

-доступность методов и методик сбора информации для тренера;

-возможно большая необременительность их для спортсмена;

-минимальное количество измерений при сохранении максимума информации.

Методологическую основу комплексного контроля составляют:

- правильный выбор тестов и их соответствие статистическим критериям надежности, объективности и информативности;


 

-определение оптимального количества показателей для определения уровня физической подготовленности и функционального состояния спортсмена;

-соответствие методов контроля задачам тестирования. в Зависимости от длительности периода необходимого для перехода из одного состояния в другое выделяют три типа состояния спортсмена:

этапное, текущее и оперативное, следовательно выделяют три вида контроля - этапный , текущий и оперативный.

При разработке методик контроля перманентных состояний подготовленности юных спортсменов практически в любом виде спорта внимание специалистов, как правило, обращено к четырем основным вопросам, которые наиболее кратко можно сформулировать следующим образом:

1. что контролировать, (какие стороны подготовленности),

2. чем контролировать, (набор тестов, методов, методик),

3.коща контролировать, (время года, периодизация),

4.сколько должно быть, (т.е. разработать нормы).

Если первые три позиции достаточно понятны с точки зрения контроля, то четвертая позиция во многом перекликается со спортивным отбором. Как только мы разработали нормы, то можно говорить о спортивном отборе. В связи с этим вашему вниманию предлагаются контрольные упражнения и нормативы для отбора юных легкоатлетов. Легкая атлетика выбрана для примера, подобные нормативы разработаны для всех олимпийский видов спорта.

После того как юные спортсмены прошли подготовку в учебно-тренировочных группах   они зачисляются в группы спортивного совершенствования, но только после выполнения разработанных нормативов. На этапе спортивного совершенствования юные спортсмены отбираются в юношескую и юниорскую команды страны.


Профессор Вячеслав СТЕПАНОВ (Россия),заслуженный тренер СССР

 

ИНДИВИДУАЛЬНОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ ФИЗИЧЕСКОЙ И

ТЕХНИЧЕСКОЙ ПОДГОТОВКИ В БЕГЕ НА 400 МЕТРОВ С БАРЬЕРАМИ

 

Бег на 400 м с/б - уникальный вид лёгкой атлетики по равнозначности высокого уровня всех физических качеств для результатов экстра - класса и по одновременности (в отличие от многоборий) их проявления в двигательном действии в течение 50+3,5 секунд при лимитированных пространственных параметрах решения двигательной задачи, допускающих её конкретизацию вплоть до каждого шага.

Требования к универсальной гармоничности  "антагонистических" качеств и технико-тактическому мастерству (у "элиты" барьеристов не бывает ни одного слабого места в подготовленности) обусловливает сложность планирования их достижения как по отдельным сторонам подготовки, так и по индивидуальной вариативности. При конкретности и однозначности цели тренировки (выраженной в биомеханических параметрах двигательной задачи бега на определенный результат) процесс её достижения многовариантен и "штучен" (с точки зрения тренировочной адаптации, приводящей к изменению отдельных биохимических и физиологических показателей).

Управляемой тренировка становится, когда её планирование основано на скрупулёзном  изучении каждого индивидуального адаптационного ответа на нагрузки разной направленности, что позволяет так скомбинировать оптимальное сочетание этих реакций, протекающих гетерохронно и с разной степенью результативности, чтобы совместить во времени пики отдельных тренировочных эффектов  (даже "разнесённых" по времени работы над ними) к одному моменту и в одном индивидууме.

Сегодня, когда прошло 15 лет после первого покорения барьеристками мира (Мариной Степановой) рубежа 53 секунд (с тех пор это удалось - через семь лет и позже - ещё 7 бегуньям из пяти стран мира), ретроспективный анализ её 23-летней  тренировки приводит к выводу, что сохранение ведущих позиций этой спортсменки в разных поколениях барьеристок (мировые рекорды она устанавливала в возрасте от 29 до 36 лет) было обусловлено согласованным прогрессом в элементах физической и технической подготовки, достигнутым за счет: 1) фундаментальной многолетней работы с относительно поздней специализацией на базе многоборной "тренировки качеств", адекватной индивидуальному "адаптационному генотипу", "метаболическому уникуму" и "двигательному профилю", которые формируются на основе генетики и реальной двигательной практики в определённые сенситивные возрастные этапы; 2) точного биомеханического обоснования текущих и перспективных моделей бега, а отсюда - требований к проявлению в элементах бега конкретных форм физических качеств, обеспечивающих технико-тактические параметры; 3) систематического ежедневного анализа различных оценок состояния спортсменки как ответа на тренировочные воздействия - то есть "обратной связи" как основы в управлении процессом тренировки.

Эти три аспекта, по нашему мнению, наиболее актуальны для подготовки барьеристов до сих пор, и их теоретические разработки и прикладные решения обеспечат дальнейший прогресс результатов у других спортсменов. О первых двух написано нами в журналах "Легкая атлетика" (1980-2000), здесь речь идёт о третьем направлении.

В течение девяти лет (1980-88 гг)- а это более 4 тысяч тренировочных занятий, более 200 соревновательных дней и около 400 дней отдыха - нами вёлся учёт и анализ двух видов оценок: "субъективных" (самооценки состояний спортсменки - до, в процессе и после каждой тренировки, и оценки тренера - степени нагрузки на тренировке и результата её выполнения спортсменкой - все по трёхбалльной системе) и объективных (периодические биомеханические, биохимические и педагогические тесты). Степень информативности "объективных" или "аппаратурных" методик (даже по таким общепринятым показателям, как лактат, мочевина крови) по отношению к результату постоянно варьировала даже в индивидуальном случае. "Субъективные" же чаще оказывались по сути самыми достоверными, стабильными и информативными сигналами обратной связи, хотя они часто сводились к простейшим показателям - таким как, например, в нашей практике -  определённое количество шагов на разминочном отрезке бега ("тест" спортсменки) или визуальная оценка выполнения двух беговых упражнений: "лезгинка" и "складывание" ("тест" тренера).  

Так постоянно строилась корректирующаяся система, с возрастающей степенью вероятности предопределявшая типичные реакции конкретного спортсмена на конкретные тренировочные воздействия, их динамику (по нагрузкам и ответам) и сочетания в процессе повторного параллельного или последовательного применения.

Роль спортсмена - точнее фиксировать, формулировать ощущения в неведомых пока тренировочных задачах и соревновательных элементах - первостепенна. Только способный к такой точной диагностике своего состояния опытный и мыслящий атлет и может стать спортсменом экстра-класса. Роль именно этого звена цепочки обратной связи явно недооценивается даже в работах классиков теории управления тренировкой.

Роль тренера - тщательно сопоставлять, анализировать эти сигналы и обоснованно, но уверенно корректировать по ним свои планы. 

Тренировочный процесс планировался нами всё более целенаправленно - не по заданию какого-либо количества работы на год или период - то есть не по нагрузкам, а по эффекту их применения (в величинах приростов показателей подготовленности и времени их достижения).

В системе постоянных автоэкспериментов М.И.Степановой (см. её диссертацию "Подготовка спортсменок мирового класса в беге на 400м с барьерами", 1996г) выяснилось, что даже для одного спортсмена отдельные блоки "нагрузка - ответ - эффект"  весьма различались по видам тренировочных работ, но имели также и сходные черты.

Общими особенностями адаптации (независимо от содержания тренировок) были, например, такие:

1. Постоянно проявлявшиеся в течение многих лет циклы  критических состояний (4-7-дневных "ям" через каждые 9 недель).

2. Равенство периодов тренировочной работы однонаправленного содержания и периодов реализации эффектов этих нагрузок после смены средств тренировки на другую направленность (при длительности периода не менее 6-8 недель).

3. Общая схема динамики показателей ("кривая спортивной формы" с критерием ± 2-3% от лучшего результата) в основных тренировочных и соревновательных упражнениях. При условии стабилизации состава средств она имела форму экспоненциальной зависимости с определёнными величинами прироста показателей по величине и во времени (максимальный прирост 2-3% в неделю на первых двух - трёх неделях от начала использования соответствующих средств тренировки и не более 13-14% за весь этап, оптимальная длительность которого не более 5-7 недель). При смене средств после 4-6 недель однотипных тренировок, например, специфически-соревновательного содержания, через 4-5 недель после введения "микроподготовительного" этапа следовала вторая волна вхождения в форму и более высоких результатов (полный цикл двухвершинной "кривой формы" составлял 80-90 дней). Определив оптимальный срок использования однотипных средств, величину реального прироста показателей за это время, а также критерий "плюс старт" (разность максимальных соревновательного и тренировочного результатов), который с годами индивидуально возрастал от 5 до 10%, мы планировали исходные точки (по дате и начальной интенсивности) этапов соответствующих работ. 

4. Два варианта временной связи пика нагрузки с пиком результата - рельефное проявление отставленного эффекта в масштабах недель: а) при резком снижении (на 25-30%) нагрузок после выхода на их пик (более 150% от средненедельной) - лучшее состояние через 5-6 недель с предшествующим на 2-й неделе кризисом - "ямой" (снижение показателей на 10-20%); б) при длительном (более 6-8 недель) сохранении стабильного уровня нагрузок (130%) и последующем их снижением - две волны с пиками хорошего состояния на 2-3-й и 8-11-й неделях и спадом на 4-7-й. Найден способ продления эффекта - после спада нагрузки дать "субпик" (75-80% предыдущего максимума) нагрузки на 5-й или 2-й неделях (к моменту выхода на хорошее состояние) - это даст прирост ещё через 2,5 недели с сохранением "формы" до 7-8 или 11-12 недель.

5. Сходная так называемая "адаптация по урокам" (то есть по количеству однонаправленных тренировок). Независимо от их содержания, то есть целевого "адресования" (на одну из сторон подготовленности) для существенного сдвига в качестве необходимо было выполнить не менее определённого минимума тренировок, после которого достигалась суммация срочных эффектов отдельных занятий. Ступени сдвигов разного уровня достигались в среднем после 3, 9, 15 (± 1-2), а далее 21, 40, 55, 80 (± 4-5) и так далее тренировок одной направленности. При этом "антипики", то есть номера "отрицательных" (по результату) тренировок не совпадали для разных работ. Вместе с тем пропуск (замена на средства другой направленности) неэффективных тренировок с "отрицательными" номерами (6,12,18,35 и так далее), то есть в фазах "ям" - оказался неприемлем (необходим постоянный сигнал "востребованности" данной работы для перехода из стадии функциональной - срочной адаптации в морфологическую - долговременную) - проявляется реакция не на сроки, а именно - на количество тренировок. Эффективной была такая стратегия нанесения тренировочных "ударов": 2-3 тренировки с возрастающей нагрузкой и уплотнением интервалов между ними (уровень недовосстановления накапливается, но не более двух "наслоений"), затем 3 или 6 тренировок с более низкой нагрузкой и полными интервалами отдыха между ними. При этом ступени прироста показателей после 9,15 и так далее тренировок были выше.

        К детальным (частным) индивидуальным правилам - условиям конкретного планирования относились, например, следующие:

1.Оптимальные  интервалы между тренировками той или иной направленности - они различны (это и есть отдельные "грани" индивидуальной адаптации - метаболического генотипа с присущим ему набором различных характеристик, хотя бы, например, полупериодов обновления миофибриллярных и саркоплазматических белков). Реакция на отдельные "уроки", например, была такова. После барьерной тренировки на отрезках худшее состояние наблюдалось на 1-й и 4-й дни, после гликолитической тренировки на гладких отрезках - на 1-й, после той же двухдневной работы - на 2-й, после спринтерской (алактатной) тренировки - на 3-й и 4-й, после тренировки на отрезках в смешанном (анаэробно-аэробном) режиме - на 2-й и 7-й, после темповой тренировки (непрерывный равномерный бег в смешанном аэробно-анаэробном режиме в зоне между надпороговой и субкритической скоростями) - на 1-2-й и 4-й. Лучшее состояние наблюдалось соответственно - на 3-й и 5-7-й; 3-й и 6-й; 4-й; 1-й и 7-й; 5-й и 6-й; 3-й и 5-7-й дни. С годами наблюдались некоторые изменения: так, после гликолитической тренировки с той же нагрузкой (оцениваемой как трёхбалльная) "хороший день" смещался на 1-й и 5-й и так далее. Для большинства работ худшие дни - 2-й и 4-й, а лучшие 5-й и 6-й, однако нет обобщенной реакции восстановления по дням на любую работу - индивидуален, например, длительный цикл второй волны восстановления после спринтерской тренировки (летом - на фоне превалирующей барьерной работы). Детализирована гетерохронность волн (как правило, с чёткой их двухфазностью - видимо, соответствующей  стадиям разных процессов синтеза - энергетической и пластической или саркоплазматической и миофибриллярной) восстановления - они различались даже в одинаковой (например, силовой) работе: были дифференцированы графики адаптационных ответов во времени на нагрузку условно выдеденных "дистанционных" и "стартовых" групп мышц или мышц "длины шага" и мышц  "частоты".

Наиболее "коварен" второй день (48 час) после нагрузочной тренировки - здесь наибольший разброс "плюсов и минусов" состояния - и высокая нагрузка в жестком режиме в этот день замедляла ход восстановления ещё на 3-4 суток (день "дисбаланса" - разобщения метаболических источников энергии или конкуренции за АТФ между пластическими и функциональными процессами). Обратного, положительного эффекта - ускорения временного хода восстановления - удавалось добиться комбинациями соседних (главных и вводных - выводных) тренировок (например, темповой работой через сутки или в течение вторых суток после спринтерской - при этом хорошее состояние наступало на 2-4 дня раньше) или так называемым методом "перекачки" (активным двигательным восстановлением после гликолитических барьерных тренировок - выполнением комплексов контрастно-асимметричных локальных упражнений через 2 часа после бега - это обеспечивало требуемую плотность специальных тренировок (по две в день) на координационно-ритмовое совершенствование - а их следовало выполнить до 80 (в том числе до 40 пробеганий полной дистанции) в сезоне.

2. Количественные зависимости между объёмом и интенсивностью одной тренировки (в трёхбалльной системе градации нагрузок) - с одной стороны и с другой - сопряжённые с ними зависимости "нагрузка - восстановление" по дням (также по трёхбалльной системе оценки состояния: условно "сверхвосстановление - восстановление - недовосстановление"). Уточнены эквиваленты барьерной и гладкой тренировок на отрезках при одинаковых относительных скоростях, паузах отдыха, сумме и длине отрезков - 1: 1,5 (1км барьерного бега "стоит" по равенству сроков восстановления полутора километров гладкого). При этом одинаковые суммарные объёмы барьерного бега неадекватены по эффекту нагрузки (восстановлению), если они выполнены на тех или иных отрезках и с разной техникой (например, с акцентом на длину шагов или на частоту). Аналогично конкретизирована мера неадекватности и для равных по суммарной нагрузке силовых тренировок (по количеству активных сокращений мышечной группы против равного относительно отягощения) в зависимости от "мышечной топографии" упражнения и режимов проявления усилий. Выявлены оптимальные и критические микропаузы для разных беговых режимов тренировок на отрезках (соответственно 2,5 - 3; 10; 25; 40; 360 и 15-20; 90-150 минут). Их комбинациями добивались сложения эффектов отдельных порций спринтерской работы на протяжении целого тренировочного дня.

Итак, при равных "эффективных количествах" уроков оптимальные интервалы между ними оказались разными. А значит, сроки - периоды "результативных" (для сдвигов тренированности) работ по тем или иным направлениям не совпадали друг с другом по продолжительности, что и позволяло распределять их по сезону обоснованно.

Кроме того, для каждого из направлений тренировки уточнили свои закономерности в проявлении отставленного тренировочного эффекта (в рамках нескольких недель - от 3 до 6) после снижения либо стабилизации того или иного уровня специальной нагрузки (от ударных до разгрузочных), а отсюда выбирались точные начальные сроки этапов.

Подобные основные характеристики "тренируемости" (аналогичных приведённым было около 30-40) составляли "остов" планирования годичного цикла. Структура планирования была изменяемой из года в год в зависимости от целевой задачи сезона. В наиболее успешные годы количество проделанной работы составляло по объёму основных средств лишь 65-75% от любого из тренировочных максимумов - парциальных, апробированных в тех или иных базовых сезонах или периодах и этапах, что и доказывает значимость именно структуры планирования по сравнению с другими возможными вариантами достижения прогресса. После нахождения ответов на 3 ключевых вопроса: "Сколько делать в тренировках?"(количество); "Как?"(качество-интенсивность); "Что?" (средства), новизну которых (объёмов, скоростей или упражнений) с годами обеспечивать всё проблематичнее - остаётся четвёртый, резервный ключ - главное: "Когда" это самое "сколько - как - что" делать! Бегун с многолетним стажем, испытавший разные объёмы,  любые интенсивности и всевозможные упражнения, может ответить положительной реакцией - приростом на новизну тренировочных стимулов (когда вновь "удивлён" его организм новым импульсом-воздействием) только при обоснованной перестройке структуры предлагаемой ему нагрузки. Суть - в расстановке акцентов тренировки (пиков работ) во времени с учётом "персонально" установленных сроков начала, окончания работ, величин приростов, количества тренировок, сохранения их эффектов. 

В частных методических разработках по отдельным направлениям тренировки качеств и техники преследовалась цель отбора сопряжённых и специфических средств и методов, обеспечивающих в пределах года опережающее развитие (формирование базы) качеств (условно первые 22-30 недель) для последующего совершенствования технико-тактических параметров бега (во второй половине годичного цикла).

Коль скоро отдельные качества развиваются по своим законам, естественен вопрос: какое качество - главное для данной спортсменки (а может быть, и для бегунов на 400м с/б вообще)? Первый ответ: "Сила". Уточняя форму проявления: "Силовая выносливость" (уже синтез двух качеств). Ещё точнее: "Скоростно-силовая выносливость плюс координационная надёжность (3-4 качества) исполнения темпо-ритмовой схемы бега". Наконец, исчерпывающий ответ: "Все" или "гармония - оптимум высокого уровня всех качеств и сторон подготовленности". При этом неразрывны связи: сила - база скорости, выносливость - база ритма, скорость - база техники и тому подобное.

Как достичь этого - компромисса или гармонии? Путь первый - разведение и концентрация работ над разными качествами по этапам. Второй - сочетание "антагонистических" или "синергетических" (по взаимовлиянию) соседних тренировок разного направления на одном этапе. Третий - поиск сопряжённых тренировочных средств для решения нескольких задач в одной тренировке (или в одном упражнении). Четвёртый - выбор тренировочной стратегии: опора на ведущее или подтягивание лимитирующего звена подготовленности.

Оценка сильных - слабых элементов сводилась не к одномоментной констатации и сравнению показателей с усреднённо - групповыми (а "групп рекордсменов" и быть не может) или с прошлыми собственными, а выявлялась в процессе "тренируемости" того  или иного компонента подготовленности (по динамике соответствующих показателей под влиянием тренировочных средств прямого или косвенного воздействия). По аналогии с "бочкой Либиха" (немецкий агрохимик пользовался такой аналогией при иллюстрации закона урожайности - лимитируемой низшим из неодинаковых по высоте рёбер бочки - как главным фактором уровня её возможного наполнения) заметим, что если привлечь этот пример к комплексу сторон тренированности, то бочка может вместить больше, даже, если она неравнорёберная, но поставлена с наклоном - опорой на более высокую сторону (на "сильное качество"), хотя это положение и неустойчиво - кратковременно.

"Этап выносливости" вовсе не сводился к набору объёмно-умеренного километража. Вся беговая нагрузка (отрезки, фартлеки, темповые кроссы, барьерные имитации, специальные беговые и прыжковые упражнения) была регламентирована по техническим заданиям (двигательным установкам) и временным акцентам энергетических зон (переключению скоростей и техники внутри отрезка) - с учётом индивидуальных особенностей в удержании длины и частоты шагов и требований выбранной схемы будущего бега. Этот "локально-технический бег" выполнялся параллельно либо в сочетании (предшествуя или на фоне) с локально-силовыми упражнениями на мышечную выносливость (до отказа - "выключая" ту или иную мышечную группу в последующем за ними беге) и с упражнениями принудительного воздействия на элементы техники (бег в затруднённых условиях, с отягощениями разных звеньев тела). Локальная проработка мышц "под элементы будущего ритма" в режиме силовой выносливости в сочетании с системой отрезков, разделённых микропаузами (десятки секунд) отдыха заменяла и развивала то, что было наработано в прошлые годы (кроссы по 10-16км и 350 км бега в месяц). "Локально - технический подход" к специальной выносливости с учётом девиза: "Выносливость - через включение частоты", привёл в итоге многолетней работы к индивидуальному "возрастному" парадоксу: при увеличении абсолютных значений "послефинишных" лактатов пропадала их корреляционная связь с результатом (возможные причины: влияние нового - смешанного ритма с акцентированием разных - альтернативных шаговых структур техники бега на участках дистанции или увеличение роли альтернативных (по отношению к гликолитическому преобразованию гликогена до лактата), нл достаточно мощных источников мышечного энергообепечения, известных в теоретической биохимии, но малоизученных в практической спортивной науке: миокиназной реакции, оксидативного механизма, глюкозо-аланинового цикла преобразования пирувата).

Подход к направлению "скорость" с учётом индивидуальных реакций на работу (длительный срок проявления кумулятивного эффекта - до 7 дней в микроцикле и 2,5 месяцев в мезоцикле, но быстрая адаптация к "прямым" спринтерским средствам  - известным режимам однократных тренировок - шесть недель их применения были не эффективнее, чем  две) привёл к следующим правилам:

а) "элементно-силовому" подходу к прогрессу в скорости: выбор технического элемента бега, уровень силового обеспечения которого обусловит более мощное выполнение фазы или движения. В нашем случае с учётом девиза "Скорость - на длине шагов" - это формулировалось так: "разведение бёдер" - на стартовом участке, а на дистанционном - "загребание, захват дорожки", "подтягивание на опоре" в фазах переднего шага и переднего толчка. Объекты соответствующего силового воздействия для обеспечения потенциала техники - сгибатели бедра в маховом движении и разгибатели бедра и голени в амортизационном. Конкретно для проработки этих элементов подбирался комплекс силовых упражнений для мышц: портняжной, прямой, большой приводящей, натягивателя широкой фасции, большой ягодичной, двусуставных задней поверхности бедра. Методическая схема такова: сначала локальная сила, затем локальная быстрота элемента движения, далее принудительное воздействие на быстроту и силу выполнения этого элемента в беговой структуре (беговые упражнения и бег с локальным сопротивлением) и , наконец, спринтерские "уроки"  типа режимов В и А (по В.В.Петровскому и Б.Н.Юшко) в спарринг -тренировках;

б) "дробно-серийному" выполнению скоростных отрезков в фазах сверхвосстановления  после предыдущих - в течение целого тренировочного дня. Толчком к поиску такого режима послужил ещё один свой "возрастной парадокс": почти беспредельная ёмкость (практически мгновенное её восстановление) креатинфосфатного энергоисточника (в скоростных показателях бега на 7-10-секундных отрезках не было существенного спада даже при 15-20 повторениях через 1,5-2,5 минуты отдыха, но не было и существенного прироста от одной тренировки к другой). Поэтому экспериментально находили приём естественного стимулирования - повышения скоростей между отдельными "порциями" тренировки, даваемыми в благоприятные фазы их последействия. Серии "дробного спринта, опробованные в экспериментах: через 1час 45 мин,  2час 45 мин, 3час 45мин - по интервалам между началом тренировок (или от окончания предыдущей до начала следующей - соответственно 1,2,3 часа). Эффективным был режим трёх тренировок (серий спринта по 0,2-0,8км - сумма отрезков), следовавших через 1час 45мин плюс четвёртая тренировка через 5-6 часов (того же содержания либо более свободный режим бега при сумме отрезков 1,3-1,6 км): время пробегания отрезков от 60 до 200метров последовательно улучшалось - суммарно за день до 0,3-0,8секунды. Аналогичный режим найден для барьерно-скоростных тренировок. Однако всего таких "полных дней спринта" практически удавалось выполнить не более 2-3 за этап (например, в январе и в мае) или не более 4-6 за год. Учитывалось и то, что между показателями скорости и выносливости проявлялись отрицательные взаимодействия: прогресс в коэффициенте выносливости (равном отношению скоростей пробегания 400 и 200м), например, на 2-3% "стоил" утраты спринта, эквивалентной снижению результата на 200м до 0,3-0,6с, и наоборот, пик спринта (200м - 22,5с) не совпадал с лучшими показателями выносливости или барьерной скорости (5 барьеров).

В направлении "сила" основное внимание уделялось отбору специфических режимов мышечных усилий соответственно схеме будущего бега. Важнейшим для быстрых беговых движений, в отличие от тех, для которых наиболее разработана методика силовой подготовки - плавания или тяжёлой атлетики, -  является плиометрический (уступающий) режим. Относительно недавно открытые новые механизмы и парадоксальные явления в физиологии мышечного сокращения (гиперплазия, постдеиннервационная и продольная гипертрофия волокон, минорные и структурно связанные с нитями миофибрилл ферментные белки и др.), видимо, реализуются в различных "педагогических" закономерностях, с которыми сталкиваемся на практике - таких, например, как гетерохронность срочного и отставленного эффекта и различные величины прироста после одной или серий силовых тренировок - проявляемые по-разному для условно выделенных "дистанционных" либо "стартовых" мышечных групп или "мышц длины шага" и "мышц частоты". В целом период силовой работы требует гораздо более длительного (по сравнению, например, со скоростной или гликолитической работой) и концентрированного внимания, особенно для спортсменок, уступающих мужчинам в 1,4-2,8 раза по локальной силе разных мышечных групп и тем более для барьеристок, выбравших путь к рекордному результату на основе скоростно-силовой схемы смешанного ритма. На практике эта связь - от силы к скорости - во времени развивалась так. Сначала долго (иногда в базовых сезонах до десятков недель), вероятно, строился "нитевой" (миофибриллярный) каркас, а затем на него быстро (десяток тренировок) "нанизывались" структурно связанные ферментные и функциональные белки, активность и доступность которых обеспечивает мощность и быстроту сокращений новых актиномиозиновых единиц. Чтобы эти процессы сбалансировать,  между днями силовых тренировок на этом этапе необходимо давать работу, стимулирующую так называемый "креатиновый челнок" в беговых отрезках (но не на предельной частоте!) или в скоростно-силовых упражнениях (как для стимуляции аэробного энергообеспечения восстановления - пластических синтезов, так и для наполнения образовавшихся мест на новых М-линиях миозиновых соединений молекулами креатинфосфокиназы - "фермента спринта"), то есть нужна систематическая "подгонка энергии под новую силу" и реализация "новой силы в новой скорости". Стратегия постоянного внимания к силе в течение всего сезона в самом общем виде была таковой: локальная выносливость мышц ("периферических сердец") осенью, уступающий режим и максимальная сила - зимой, преодолевающий и скоростная - весной, поддержание тонуса взрывными и изометрическими упражнениями - летом.

В направлении "техника и ритм" ведущая проблема - необходимость выполнить до 80 барьерных тренировок на стандартной расстановке и до 40 пробеганий полной дистанции на сбалансированной базе качеств. Требуется, с одной стороны, "уплотнять" специальные тренировки, а с другой - устранять их негативное влияние на сохранение достигнутых ранее физических кондиций (например, снижение результатов на гладких дистанциях до 0,4-0,7с на 200м и до 1,5-1,8с на 400м в течение сезона). Неизбежным, но эффективным оказалось разведение барьерной и скоростной или специальной и "поддерживающе-физической" работ даже в соревновательных периодах. Оптимальным было соотношение периодов разведения основной и дополнительной работ 3:1 (по длительности каждый из них от 2 до 12 недель). Важным было также постоянное тестирование биомеханических параметров шагов в гладком и барьерном беге и более широкое варьирование интенсивностью барьерных отрезков (до 80-85%) при той же шаговой структуре ритма за счёт сокращения стандартной расстановки барьеров до 30-32 метров, что позволяло гораздо больше "набегивать" соревновательный ритм.

Распространение фактических конспектов тренировок или микроциклов, а тем более, суммарных годовых объёмов, как принято в учебниках, не несёт главного смыслового значения при передаче практического опыта. Важнее   принять принципы творческого, но аналитического поиска индивидуальных правил - а от них закономерностей - планирования для каждого своего ученика (от технологии - к развивающейся "теории его тренировки"): уточняя направления развития спортсмена по этапам многолетнего прогресса на основе постоянного, тщательного  контроля, учёта, наблюдений и точного анализа, а ежедневно сверяя своё сегодняшнее местоположение на пути к вершине с этим пиком, корректировать предстоящие участки маршрута восхождения.

 

 


 

Управление процессом технической подготовки в спринтерском беге

 

Профессор Михаил Шестаков (Россия)

 

Ди­на­ми­ка рос­та спор­тив­ных ре­зуль­та­тов в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни яв­ля­ет­ся след­ст­ви­ем со­вер­шен­ст­во­ва­ния ор­га­ни­за­ции про­цес­са тре­ни­ров­ки. Боль­шое зна­че­ние для эф­фек­тив­но­сти спор­тив­ной тре­ни­ров­ки име­ет ее пра­виль­ное управ­ле­ние. На­уч­но обос­но­ван­ное управ­ле­ние не­воз­мож­но осу­ще­ст­вить толь­ко по­сред­ст­вом ана­ли­за пла­нов под­го­тов­ки ве­ду­щих спорт­сме­нов, ко­пи­ро­ва­ни­ем их "сек­ре­тов" без коррекции в соответствии с при­спо­соб­ле­нием к ин­ди­ви­ду­аль­ным осо­бен­но­стям кон­крет­но­го спорт­сме­на.

Слож­ность управ­ле­ния в спор­тив­ной тре­ни­ров­ке за­клю­ча­ет­ся в том, что нет воз­мож­но­сти не­по­сред­ст­вен­но управ­лять из­ме­не­ни­ем спор­тив­ных ре­зуль­та­тов. Фак­ти­че­ски тре­нер управ­ля­ет лишь дей­ст­вия­ми (или, ина­че го­во­ря, по­ве­де­ни­ем) спорт­сме­на: он за­да­ет ему оп­ре­де­лен­ную про­грам­му уп­раж­не­ний (тре­ни­ро­воч­ную на­груз­ку) и до­бав­ля­ет­ся ее пра­виль­ное вы­пол­не­ние, в ча­ст­но­сти, пра­виль­ной тех­ни­ки выполнения дви­же­ний.

В сис­те­ме про­грамм­но­го управ­ле­ния хо­дом тре­ни­ро­воч­но­го про­цес­са в спор­те (тре­нер) и объ­ект управ­ле­ния (спорт­смен) взаи­мо­дей­ст­ву­ют ме­ж­ду со­бой и с внеш­ней сре­дой по­сред­ст­вом ин­фор­ма­ции.

Управ­ле­ние спорт­сме­ном осу­ще­ст­в­ля­ет­ся при на­ли­чии у тре­не­ра сле­дую­щей ин­фор­ма­ции:

- це­ле­вых тре­бо­ва­ний к из­ме­не­нию мор­фо­ст­рук­тур в ор­га­низ­ме спорт­сме­на, а как след­ст­вие - изменению дос­ти­же­ний в оп­ре­де­лен­ных тес­тах;

- кри­те­ри­ев (уров­ней) тех­ни­че­ской под­го­тов­лен­но­сти спорт­сме­на, по ко­то­рым от­би­ра­ют­ся ва­ри­ан­ты дос­ти­же­ния це­ли.

Сущ­ность (ос­нов­ная за­да­ча) тех­ни­че­ской под­го­тов­ки спорт­сме­на (про­цесс управ­ле­ния) за­клю­ча­ет­ся в вы­ра­бот­ке ме­то­ди­ки (со­от­вет­ст­вую­щих пла­нов) тре­ни­ров­ки с уче­том за­дан­ных це­лей, кри­те­ри­ев и ин­фор­ма­ции о строе­нии ор­га­низ­ма, за­ко­нах его функ­цио­ни­ро­ва­ния и раз­ви­тия. При этом не­об­хо­ди­мым яв­ля­ет­ся обес­пе­че­ние ста­биль­но­го, сба­лан­си­ро­ван­но­го по ре­сур­сам и сро­кам (при за­дан­ных  ог­ра­ни­че­ни­ях) функ­цио­ни­ро­ва­ния объ­ек­та (спорт­сме­на) при стрем­ле­нии дос­тичь им по­став­лен­ной це­ли. Субъ­ек­ты управ­ле­ния (на что на­прав­ле­но воз­дей­ст­вие) - ос­нов­ные мор­фо­ст­рук­ту­ры ор­га­низ­ма спорт­сме­на, эф­фек­тив­ное управ­ле­ние ко­то­рой не­воз­мож­но без ши­ро­кой все­сто­рон­ней оцен­ки всех воз­мож­ных и пла­ни­руе­мых ре­зуль­та­тов его дея­тель­но­сти.

При пра­виль­ной по­ста­нов­ке де­ла прак­ти­че­ско­му по­строе­нию тре­ни­ров­ки в ка­ж­дой ее фа­зе и ста­дии пред­ше­ст­ву­ет мыс­лен­ное ее кон­ст­руи­ро­ва­ние (пла­ни­ро­ва­ние же­лае­мо­го хода тре­ни­ро­воч­но­го про­цес­са).

Со­став­ные час­ти про­цес­са управ­ле­ния (пла­ни­ро­ва­ние, прак­ти­че­ское по­строе­ние и кон­троль тре­ни­ров­ки) со­став­ля­ют, как из­вест­но, прин­ци­пи­аль­но не­раз­рыв­ный круг опе­ра­ций, по­сто­ян­но вос­про­из­во­ди­мый по ме­ре раз­ви­тия тре­ни­ро­воч­но­го про­цес­са.

Об­ра­ще­ние к мо­де­ли­ро­ва­нию пре­вра­щает про­цесс при­ня­тия ре­ше­ний из лич­но­го за­ня­тия в не­что, под­даю­щее­ся объ­ек­тив­но­му ана­ли­зу и на­гляд­ной де­мон­ст­ра­ции.

В об­щем слу­чае про­цесс при­ня­тия ре­ше­ний под­раз­де­ля­ют на сле­дую­щие эта­пы: оп­ре­де­ле­ние об­щих це­лей и ус­та­но­вок по той или иной про­блем­ной си­туа­ции; изу­че­ние об­ста­нов­ки; фор­му­ли­ро­ва­ние за­да­чи; ге­не­ри­ро­ва­ние ва­ри­ан­тов ре­ше­ния за­да­чи; про­гно­зи­ро­ва­ние (мыс­лен­ное ими­та­ци­он­ное мо­де­ли­ро­ва­ние) и оце­ни­ва­ние ре­зуль­та­тов тре­ни­ров­ки (си­му­ли­ро­ва­ние); вы­бор ва­ри­ан­та ре­ше­ния за­да­чи; реа­ли­за­ция ва­ри­ан­та ре­ше­ния (ор­га­ни­за­ция, кон­троль, ана­лиз ре­зуль­та­тов). Соз­да­ние пла­нов и их кор­рек­ти­ров­ка свя­за­ны с про­гно­зи­ро­ва­ни­ем по­ве­де­ния объ­ек­тов управ­ле­ния и вме­сте вхо­дят в со­став про­цес­сов пла­ни­ро­ва­ния.

В по­доб­ных слу­ча­ях при­бе­га­ют к ме­то­ду мо­де­ли­ро­ва­ния изу­чае­мых сис­тем, ко­то­рый на­шел ши­ро­кое при­ме­не­ние в со­вре­мен­ной нау­ке.

Во­про­сы тео­рии тех­ни­че­ской под­го­тов­ки свя­за­ны с ис­сле­до­ва­ния­ми из­ме­не­ний или ста­биль­но­стью вы­пол­не­ния так на­зы­вае­мых мо­тор­ных про­грамм. Мож­но пред­по­ло­жить, что при вы­пол­не­нии спорт­сме­ном оп­ре­де­лен­ных дви­же­ний или пе­ре­ме­ще­ний, ра­бо­та­ют не­кие про­грам­мы дей­ст­вий, ка­ж­дая из ко­то­рых ба­зи­ру­ет­ся на мо­тор­ной про­грам­ме. Про­грам­ма дей­ст­вия - это мо­дель то­го, что про­изой­дет с ор­га­низ­мом в бу­ду­щем, ее мож­но рас­смат­ри­вать как фор­ми­ро­ва­ние ло­ги­ки, ал­го­рит­ма, функ­цио­наль­ной струк­ту­ры в пред­стоя­щем дви­га­тель­ном дей­ст­вии. Та­кая функ­цио­наль­ная струк­ту­ра опи­ра­ет­ся на про­шлый опыт, за­пи­сан­ный в па­мя­ти и ак­ту­аль­ное на­стоя­щее, ку­да вхо­дит не толь­ко из­мен­чи­вая ок­ру­жаю­щая сре­да, но и ор­га­низм с его по­треб­но­стя­ми. В ре­зуль­та­те пла­ни­ру­ет­ся бу­ду­щий по­ве­ден­че­ский акт, в ко­то­ром не­об­хо­ди­мо с той или иной ве­ро­ят­но­стью пред­ви­деть воз­мож­ные из­ме­не­ния в не­пред­ска­зуе­мо из­мен­чи­вой сре­де.

В рамках нового научного направления – киберагогики, занимающейся теоретическими вопросами обучения двигательным действиям, возможна разработка прикладных задач, в том числе и для организации процесса технической подготовки легкоатлетов.

Моделирование в нашем случае осуществляется с помощью компьютерного комплекса разработанного в научно-исследовательской лаборатории РГАФК под руководством проф. В.Н. Селуянова. Компьютерный комплекс включает ряд модулей: расчет масс-инерционных характеристик спортсменов; модуль для расчетов кинематических и энергетических показателей движения как отдельных звеньев тела, так и всего тела в целом по результатам обработки видеосъемки (возможно вычислять линейные и угловые значения кинематики звеньев; потенциальную, кинетическую и полную энергию каждого звена). Уникальной возможностью этого модуля является вычисление изменения линейной длины и скорости укорочения 9 основных мышц нижних конечностей (мышцы: камбаловидная, икроножная, передняя большеберцовая, короткая и длинная головки двуглавой мышцы, ягодичная, подвздошноостистая, прямая и широкая мышцы бедра). Моделирование с помощью этого модуля позволяет определить ключевые особенности техники спортсмена, а также смоделировать условия, при которых возможно достижение рекордных результатов. Все это является подготовительной операцией для проведения имитационного моделирования по определению вариантов тренировочного плана. Для этого используется система искусственного интеллекта, которая позволяет визуально представить результаты того или иного плана тренировки. Основные педагогические принципы реализуемые на данном этапе моделирования приводятся ниже.

 

Дидактические алгоритмы для управления ходом совершенствования технической подготовленности

Выделим основные дидактические алгоритмы, которые могут использоваться для управления ходом совершенствования технической подготовленности (другими словами, совершенствование, либо изменение моторных программ).

1. В первом дидактическом алгоритме воспользуемся возможностью воздействовать на спортсмена, предлагая тренировочные средства, воздействующие одновременно на всю систему в целом; кон­троль за вы­пол­не­ни­ем дви­га­тель­но­го дей­ст­вия осу­ще­ст­в­ля­ет­ся так­же  по  не­сколь­ким па­ра­мет­рам или це­ло­ст­но. В педагогике это известно как выполнение упражнения целостно.

2. Возможным вариантом совершенствования техники является воздействия только на один выбранный параметр. После момента, когда дальнейшее совершенствование невозможно, проводится работа с использованием второго параметра; кон­троль за вы­пол­не­ни­ем дви­га­тель­но­го дей­ст­вия  осу­ще­ст­в­ля­ет­ся по не­сколь­ким па­ра­мет­рам или це­ло­ст­но. В педагогике это соответствует расчлененному методу, последовательное приближение через параллельное освоение многочисленных упрощенных упражнений.

3. Очевидно предположить, что существует возможность использовать тренировочные упражнения, воздействуя только на один параметр и, при этом только его и контролировать. Также как и в предыдущем примере, после невозможности проводить воздействие дальнейший процесс осуществляется посредством другого параметра. В определенных ситуациях этот алгоритм можно рассматривать как частный случай второго.

4. Будет проводить обучение, вводя поправки по ходу обучения, ориентируясь на промежуточные оценки выходных параметров. То есть, при наличии значительного отклонения от рекомендуемых значений какого-либо параметра сразу вносятся коррективы. Другими словами это соответствует принципу "сделай как можешь" - будем исправлять наиболее крупную, грубую ошибку.

В дальнейшем, после того, как индивидуум может воспроизвести разучиваемое упражнение, возникает проблема так называемой устойчивости к возмущениям разных типов. Или, другими словами, в разных ситуациях спортсмен должен устойчиво воспроизводить требуемую моторную программу. Фактически это служит основой для разработки тестирующих процедур, с целью определения уровня технической подготовленности спортсменов.

Из общих соображений вроде бы ясно, что не все параметры оцениваемого движения одинаково важны для решения конкретно поставленной двигательной задачи. К изменениям одних параметров решение будет более чувствительно, других - менее.

Параметры, которые малочувствительны в данном двигательном задании не следует стремиться их изменить. Вероятная польза состоит в том, что к изменениям этих параметров может оказаться чувствительным решение других двигательных заданий, которые могут иметь место в дальнейшем. Не стоит зря портить то, что для других моторных программ или других условий может быть полезным.

 

Особенности влияния уровня физической подготовленности на процесс совершенствования двигательного действия (принцип конгруэнтности)

С помощью компьютерного моделирования имеется возможность определить критические значения показателей уровня физической подготовленности спортсменов, при которых при прочих равных условиях происходит значительное ухудшение "результата" основного соревновательного.

То есть для адекватной работы моторной программы при выполнении двигательного действия должна иметься определенная соразмерность (конгруэнтность) между соответствующими показателями, определяющим успешность выполнения моторной программы. Отрицательное влияние на качество выполнения двигательного действия оказывает не только отсутствие должного уровня специальной физической подготовленности, но и его несоразмерное увеличение. Следовательно, предлагаемый ПРИНЦИП КОНГРУЭНТНОСТИ определяет необходимый и достаточный уровень специальной физической подготовки для качественного совершенствования уровня технической подготовленности атлетов.

 

Обоснование процесса управления технической подготовкой в годичном цикле на основе взаимосвязи показателей специальной физической и технической подготовленности (принцип квантования)

Исследования подавляющего большинства авторов (Мазниченко, 1981; Матвеев, 1977, 1977, 1991; Озолин, 1974; Платонов, 1988 и др.) основываются на следующем: в годичном цикле задачи технического совершенствования должны решаться параллельно с физической подготовкой. Однако, в настоящее время единого мнения по вопросу направленности технической подготовки спортсмена на разных этапах годичного цикла еще не достигнуто.

Результаты модельного эксперимента показывают, что последовательное применение средств специальной физической и технической подготовки приводит к наилучшим результатам "тренировки". То есть целенаправленное изменение моторной программы предусматривает, в соответствии с принципом конгруэнтности, наличие достаточного уровня специальной физической подготовленности. При обсуждении этого принципа было сказано о нежелательности в несоразмерное увеличение в работе над определенными физическими качествами. Таким образом, условия принципа конгруэнтности, а также принятая периодизация в подготовке спортсменов определяет, что должна быть определенная порционность (квантование) объема тренировочных средств по специальной физической подготовке, которая должна осваиваться спортсменами раньше по времени, чем решение задач технической направленности. Эти данные согласуются с положением, выдвинутым Ю.В. Верхошанским (1977, 1989). Следовательно, предлагаемый ПРИНЦИП КВАНТОВАНИЯ определяет, что в годичном цикле тренировки необходимо проводить разведение во времени тренировок с преимущественной направленностью по специальной физической и технической подготовке при приоритете по времени первой.

 

Обоснование методики использования тренировочных средств технической направленности и оценка их влияния на основное тренировочное упражнение (принцип конкордантности)

В реальном тренировочном процессе совершенствование технической подготовки или, как мы говорим изменение моторной программы, ведется с помощью тренировочных средств в виде упражнений по каким-то определенным параметрам схожим с основным соревновательным. Очевидно, что существует проблема выбора необходимых тренировочных упражнений для решения конкретных задач тренировочного процесса.

Нам представляется логичным использование при выборе средств технической направленности в тренировочном процессе:

     * выбора одного (нескольких) параметра целевой функции, приуроченной к отдельной двигательной задаче, участвующей в основном соревновательном упражнении;

     * проведение имитации воздействия определенного тренировочного средства с компьютерной программы.

На основе проведенного теоретического анализа, результатов модельного имитационного эксперимента сформулирован принцип, способствующий определению тренировочных средств для совершенствования техники выполнения определенного двигательного действия, который назовем принципом соответствия или ПРИНЦИПОМ КОНКОРДАНТНОСТИ. Принцип конкордантности определяет, что выбор тренировочных средств, используемых в ходе тренировки технической направленности, определяется сходством топологии участвующих двигательных задач, аналогичным основному соревновательному.

Таким образом, применение различных специальных упражнений предполагает, что каждое из них оказывает определенное воздействие на спортсмена, зависящее от особенностей содержания и формы данного упражнения. Такое сравнение средств технической направленности отличается от ранее принятого сравнения по каждому кинематическому или динамическому параметру с аналогичным в самом соревновательном упражнении.

Выводы.

·        Разработана технология принятия решений тренером при совершенствовании технического мастерства легкоатлетов-спринтеров.

·        Разработанный компьютерный комплекс позволяет тренеру проводить имитационное компьютерное моделирование процесса технической подготовки легкоатлетов-спринтеров, с целью поиска оптимального совершенствования техники движений.

·        Использование новых компьютерных технологий позволяет построить индивидуальную модель техники спортсмена.

·        Имеется возможность проведения комплексной оценки соревновательной деятельности по результатам видеосъемки, включая биомеханические и физиологические параметры.

 


 

                Йозеф Лисовски (Польша), тренер национальной команды 4 х 400 м

 

«Энергетика тренировочных средств»

 

                С целью достижения взаимопонимания при рассмотрении средств тренировки я хотел бы уточнить терминологию и объяснить свое понимание энергетики усилия. Все усилия (нагрузки) можно подразделить на аэробные и анаэробные, при этом анаэробные усилия могут быть дополнительно разделены на гликолитические (где основным источником энергии является гликоген) и фосфогенные (где источником энергии является фосфокреатин и АТФ). Все упомянутые выше усилия характеризуются максимальной возможной интесивностью протекания, так называемой мощностью, а также продолжительностью, характерной для отдельных видов обмена. Так, например, наивысшая фосфагенная мощность достигается в интервале между 3-5 сек. усилия наибольшей интенсивности. Ее можно удержать масимально до 10 сек. усилия. В этом случае мы говорим о фосфогенной мощности. С работой такого характера мы имеем дело при тренировках скорости очень высокой интенсивности с очень длинными перерывами для отдыха (полного восстановления), а также при тренировках силы и максимальной динамической силы (прыгучести, мощности).

Гликолитическая мощность, т.е. наибольшая интенсификация анаэробного кисломолочного обмена происходит в интервале 20-30 сек. Она характеризуется чрезвычайно быстрым ростом лактата за секунду Δ LA.

Гликолитический обмен может доминировать при усилиях высокой интенсивности, продолжающихся 30 сек. – 2 мин., в этом случае мы имеем дело с так называемой гликолитической емкостью. Гликолитическая емкость определяет максимальное количество лактата, образующегося за время усилия, продолжающегося 30 сек. – 2 мин.

Эти две характеристики: гликолитические мощность и емкость доминируют в тренировке бегунов на 400 метров. Для дистанции 400 м характерна гликолитическая емкость, а для 200 м – гликолитическая мощность.

Для усилий большей продолжительности характерно преобладание аэробных процессов, где источником энергии являются углеводы, жиры, а также в крайних случаях белок. Аэробные усилия продолжительностью 2-5 мин. характеризуются так называемой аэробной мощностью.

Аэробная мощность определяет интенсивность аэробных процессов, так называемое процентное значение VO2 макс., при котором спортсмен преодолевает порог анаэробного обмена при 4 ммоль/л, например: один спортсмен преодолевает это значение при скорости 4,2 м/сек. и 60% VO2 макс., а другой - при  скорости 5,1 м/сек. и 75% VO2 макс. На этом примере мы видим, что второй спортсмен отличается большей мощностью аэробных процессов и может продолжать прикладывать физические усилия с большей интенсивностью (скоростью), извлекая энергию из аэробного обмена. Усилия продолжительностью свыше 5 минут характеризуются так называемой аэробной емкостью спортсмена, т.е. возможностью продолжительной работы в зоне аэробного обмена.

Физиологическим параметром, характеризующим это значение является VO2 макс./л/мин., например: 5,5 л/мин, или VO2макс./мл/кг/мин., например,: 72 мл/кг/мин.

 

III  Структура годового цикла подготовки

 

                Структура годового цикла подготовки определяется основными соревнованиями: чемпионатами мира и Европы в  помещении и летними емпионатами мира и Европы. Годовой цикл подготовки разделен на три периода: подготовительный (31 неделя), соревновательный (18 недель), переходный (4 недели). В периодах подготовки мы выделяем субпериоды, а в их рамках мезоциклы, характеризующиеся аккумуляцией, интенсификацией и преобразованием

 

Целью мезоцикла, имеющго характер аккумуляции, является:

-          подготовка двигательного аппарата к усилиям (streching + специальные гибкостно-силовые упражнения),

-          подготовка системы кровообращения и дыхания  к усилиям,

-          формирование и последующая максимизация аэробной емкости > 70 мл/VO2/кг

-          формирование и последующая максимизация аэробной мощности, например порога анаэробного обмена от 60-70% VO2 макс. до 70-80% VO2 макс.|

-          формирование анаэробной гликолитической мощности и емкости

-          формирование анаэробной фосфогенной мощности и емкости

-          формирование волевых качеств (аутогенная тренировка, дыхательные упражнения).

 

Целью мезоцикла, имеющего характер интенсификации, является:

-          поддержание аэробной емкости и мощности,

-          совершенствование и последующая максимизация гликолитической анаэробной емкости и мощности,

-          совершенствование и последующая максимизация фосфогенной анаэробной емкости и мощности,

-          совершенствование волевых качеств (аутогенная тренировка, дыхательные упражнения, упражнения йоги)

Целью мезоцикла, имеющего характер преобразования, является:

-          достижение оптимальных результатов  на 400 м (анаэробная гликолитическая емкость) и 200м (анаэробная гликолитическая мощность) на второстепенных соревнованиях и максимальных результатов на 400 м и в эстафете 4 х 400м на основных соревнованиях,

-          максимизация фосфогенной мощности и емкости,

-          максимизация гликолитической мощности и емкости,

-          поддержание аэробной емкости и мощности,

-          применение аутогенной тренировки в спортивной борьбе.

 

                В рамках отдельных мезоциклов тренировочная работа осуществлялась в форме 7-дневных микроциклов. После отработки трех таких микроциклов в месяц следовал один микроцикл "отпуска" тренировки, когда тренировка проводилась один раз в день, причем со сниженной интенсивностью. Также один раз в день тренировка проводилась в мезоцикле преобразования в стартовый (соревновательный) период.

                Кроме того, в рамках мезоциклов аккумуляции и интенсификации утром проводились 30-40 мин. разминки, состоящие из упражнений йоги, гибкостно-силовых упражнений, аутогенной тренировки или дыхательных упражнений.

 

                Ниже в качестве примера приводится микроцикл из мезоцикла аккумуляции, выполненного в период 14.10.96 – 15.12.96 и позднее 9.03.97 – 30.03.97

 

                    

1.

9.12.96 Понедельник

Общая сила (ОС)

Общефизическая подготока (ОФП)+ РИТМ

2.

10.12.96 Вторник

Скорость (СК) + ОФП

Динамическая сила (ДС) + ОФП

3.

11.12.96 Среда

Выносливость (ВН1)

Общая выносливость (ОВ) + ВОССТАНОВЛЕНИЕ

4.

12.12.96 Четверг

ПРОГУЛКА

АУТОГЕННАЯ ТРЕНИРОВКА

5.

13.12.96 Пятница

Специальная (беговая) сила (СБ)

ОФП + РИТМ

6.

14.12.96 Суббота

Выносливость (ВН2)

ОВ +ВОССТАНОВЛЕНИЕ

7

15.12.96 Воскресенье

---

АУТОГЕННАЯ ТРЕНИРОВКА

 

     АУТОГЕННАЯ ТРЕНИРОВКА – контроль и управление стрессом, способность концентрации внимания, самоконтроль, невромышечная релаксация, дыхательная релаксация, прогрессивная релаксация, внутренняя интеллектуальная тренировка, выработка уверенности в себе, психическая подготовка к соревнованиям.

 

             Пример микроцикла из мезоцикла интенсификации, реализованного в период 16.12.96 – 2.02.97 и позднее 31.03.97 – 18.05.97

1.

5.05.97 Понедельник

ДС + ОС

ОФП + РИТМ

2.

6.05.97 Вторник

СК

ДС + ПР (прыгучесть) +ОФП

3.

7.05.97 Среда

ВН1

Аутогенная трен. + восстановление

4.

8.05.97 Четверг

ДС +СБ

ОФП + РИТМ

5.

9.05.97 Пятница

СкВН(скоростная выносливость)

ОФП

6.

10.05.97 Суббота

ВН2

ОВ + ВОССТАНОВЛЕНИЕ

7.

11.05.97 Воскресенье

---

Аутогенная тренировка

 

-          ДС + ОС – полуприседания на время, вхождение на доску, выпрыгивания, отталкивания со стопы, плейометрические упражнения, упр. для мышц живота и спины,

-          ОФП + ритм – streching + барьеры + 8-12 х 80-120м на траве,

-          СК – максимально быстрые скипы A1C1, полускипы, низкие старты, отрезки 40-60 м, бег на тренажере "speedy juniorLA < 5-6 ммоль/л,

-          ДС + ПР +ОФП – многоборье с метанием и толканием ядра + многократные прыжки + streching,

-          ВН1 – 2-4 х 500 или 2-4 х 450  LA=макс. Перерывы до возвращения LA = 5-6ммоль/л,

-          ДС + СБ – отталкивания, выпрыгивания на экспандере, скипы, спринтерские многократные прыжки, бег на экспандере с грузом,

-          СкВН – 3х60 + 3х80 + 3х100 перерыв 2-3 мин. между сериями до LA=5-5ммоль/л,

-          ОВ – 30 мин. OWB1 (общая беговая выносливость) ч.с.с.=130-140 LA=2ммоль/л,

-          ВОССТАНОВЛЕНИЕ – сауна, массаж, криотерапия,

-          ВН2 – 200,250,350м или 250,300м 45 сек. LA=макс. Перерывы до LA=5-6ммоль/л,

-          АУТОГЕННАЯ ТРЕНИРОВКА - как выше.

 

     Пример микроцикла из мезоцикла, имеющего характер преобразования, 3.02.97 – 9.03.97 + 18.05.97 - 22.06.97 + 14.07.97 – 21.09.97

 

1.

2.06.97 Понедельник

---

ОВ + ОФП + Р = восстановление

2.

3.06.97 Вторник

---

ДС + СБ

3.

4.06.97 Среда

---

СК

4.

5.06.97 Четверг

---

ВН

5.

6.06.97 Пятница

---

---

6.

7.06.97 Суббота

---

Разминка

7.

8.06.97 Воскресенье

---

Соревнования 4х400м

 

-          ОВ – 15-30 мин. ч.с.с. 130-140  LA , 2ммоль/л, барьеы, streching + 6-10х100м на траве + восстановление – сауна, массаж, криотерапия,

-          ДС + СБ – выпрыгивания, отталкивания, вхождения на экспандере

-          многократные прыжки, скипы, бег с грузом, бег в гору,

-          СК – полускипы, низкие старты, отрезки на время 40-60м, бег на тренажере "speedy junior",

-          ВН – 250,300,350  LA=макс.,

-          РАЗ – 45-60-минутная разминка как перед соревнованиями.

 

                К основным соревнованиям сезона - чемпионату мира в Афинах - мы готовились в рамках 6-недельной так называемой "НПА" – непосредственной предстартовой адаптации. Она включала два микроцикла из периода аккумуляции + два микроцикла из периода интенсификации + два микроцикла из периода преобразовния, после чего следовали основные соревнования.

                Важную роль в подготовке мы отводим тренировкам в условиях высокогорья.

 

 

  КОНТРОЛЬ ТРЕНИРОВКИ

     Контроль тренировки можно разделить на:

- внешний – который включает контроль количества и длины отрезков и показанного на них  времени (эти данные могут регистрироваться компьютером);

- внутренний – в рамках которого исследуется реакция системы кровообращения посредством измерения пульса (ч.с.с.), а также интенсивность биохимических процессов посредством измерения лактата LA.

                 Лактат является наиболее пригодным параметром контроля тренировки. Малые портативные аппараты для измерения "ACCUSPORT" фирмы BOERINGER MANNHEIM очень просты в обслуживании, для измерения им достаточно капли крови, они могут быть использованы в условиях тренировки на местности. Они позволяют в течение одной минуты определить характер работы, выполняемой на тренировке (аэробная, фосфогенная, гликолитическая тренировка), а при измерениях гликолитической емкости измерять продолжительность перерывов на отдых (снижение лактата < 5-6ммоль/л).

Благодаря этим приборам можно определять индивидуальные кривые закисления для отдельных спортсменов.

 

Это можно сделать в лабораторных условиях, выполняя тест с постепенным (ступенчатым) ростом интенсивности, так называемую прогрессивную пробу на механической беговой дорожке V1=3,5м/сек. – 3 мин.(последующее V рост на 0,25м/сек.) или на местности, в условиях тренировки, пробегая отрезки 200-400м с возрастающей скоростью.

Протекание отдельных частей закисления сообщает нам о степени подготовки спортсмена как к аэробной так и к анаэробной работе.

Часть "а" – кривой закисления сообщает нам о емкости и интенсивности аэробных процессов. Спортсмен, преодолевающий порог анаэробного обмена Р4,0 при большей скорости V м/сек. и более высоком проценте (%) VO2 макс., отличается большими возможностями в сфере аэробной работы.

Часть "b" – кривой закисления определяет силовые возможности, обуславливающие структуру движения и технику. Часть этой кривой отражает корреляцию LA макс. и Р4,0 порога анаэробного обмена.

Часть "с" – последняя часть кривой закисления характеризуется максимальной концентрацией LA в крови. Это максимальная емкость кисломолочного анаэробного обмена.

 

                В тренировочных условиях, на местности наиболее доступным и простым в применении параметром является пульс (ч.с.с.). По мнению многих авторов этот показатель отличается высокой корреляцией с другими параметрами усилия и дает обширную информацию о роде и объеме работы, выполняемой спортсменом. Производились корректировки тренировки на уровне тренировочной единицы (тренировки) при помощи так называемого показателя эффективности восстановления, сокращенно ПЭВ (польская аббревиатура – "WSR"). При помощи этого показателя можно оценить в целом, адекватна ли нагрузка форме спортсмена на данный момент, а также находятся ли такие его параметры как объем и интенсивность в соответствующих друг другу пропорциях, в своей профессиональной деятельности я предпринял попытки использования этого показателя.

                Пользование этим показателем требует измерений пульса (ч.с.с.), выполняемых непосредственно перед тренировкой (t1), после последнего основного упражнения тренировки (t2), и после 4 минут отдыха (восстановления) после основного упражнения (t3). Формула показателя эффективности восстановления: ПЭВ=(t2t3/t2t1)*100%.

Интерпретация ПЭВ в зависимости от значения:

ПЭВ=50-60% - нагрузка надлежащая

ПЭВ<50% - утомление – нагрузка слишком высокая

ПЭВ>60% - тренировочные стимулы слишком низки

 

Пример It1=12 t2=31 t3=20  ПЭВ=(31-20/31-12)*100%=58%

Интерпретация: В целом нагрузка надлежащая

 

Пример IIt1=11 t2=32 t3=23  ПЭВ=(32-23/32-11)*100%=43%

Интерпретация: Нагрузка слишком высокая

 

Пример IVt1=13 t2=33 t3=19  ПЭВ=(33-19/33-13)*100%=70%

Интерпретация: Нагрузка слишком низкая

 

Исследования работоспособности

                Эти исследования наряду с рассмотренным выше прогрессивным тестом (проба с нарастающей интенсивностью) включают тест Winget.

Этот тест позволяет определить максимальную мощность, а также время ее достижения и удержания, объем работы и кривую снижения мощности. Таким образом, он косвенно информирует нас о фосфогенной мощности и емкости, а также о гликолитической мощности и емкости. Поскольку тест этот неспецифический, выполняется на велоэргометре, мы постепенно отходим от его использования.

 

Биохимические тесты

                Эти исследования включают в основном контроль:

ILA – лактата, СК – креатиновой киназы, мочевины, мочевой кислоты.

II – тестостерона, кортизола, белков острой фазы, иммуноглобулина.

III – морфологии крови.

IV – микроэлементов.

 

Поддержка и восстановление

 

На биологическое восстановление у нас в подготовительный период всегда предусматривается тренировочная единица после тренировки темповой выносливости, т.е. два раза в неделю в рамках 7-дневного микроцикла, в среду и в субботу. В этот период спортсмены применяют сауну, подводный массаж или  соляные ванны. Спортсменов обязывают ежедневно лежать на магнитном мате, создающем переменное магнитное поле (эффекты при микротравмах, при раскислении (снижении кислотности) >LA).

 

 


Структура подготовки в годичном цикле и индивидуальный календарь соревнований у спринтеров высокой квалификации.

Профессор Феликс Суслов (Россия)

Магистр Александр Балахничёв (Россия)

 

Система подготовки легкоатлетов высшей квалификации и в частности спринтеров на протяжении второй половины ХХ века находилась в непрерывной динамике. Специалисты выделяют три основных фактора, влиявших на структуру годичного цикла подготовки. Это управление "спортивной формой"  спортсменов, календарь соревнований и сезонно-климатические условия.

Среди специалистов нет единого мнения по вопросу о том, какой из первых двух факторов является более значимым: управление спортивной формой или календарь соревнований. Одни - отдают предпочтение первому фактору, другие - второму. Не вызывает сомнений и тот факт, что в настоящее время развитие инфраструктуры спорта, наличие хороших зимних стадионов, в которых проводятся все основные турниры, и тренировка, фактически исключило влияние третьего фактора на особенности построения подготовки в годичном цикле, хотя связанные со сменой времен года биоритмические колебания состояния спортсменов влияют, в определенной мере на его работоспособность.

Рассмотрим значение двух важнейших факторов, определяющих структуру годичного цикла.

Система соревнований. В последние годы в развитии спорта высших достижений, и легкой атлетики в частности, наблюдается непрерывный рост коммерциализации. Это выражено  в значительном расширении календаря международных соревнований, и наиболее ярко проявляется в проведении нескольких чемпионатов мира (зимних, летних; юноши, юниоры, взрослые), Кубков мира, "Гран-при", и коммерческих турниров.

Встает вопрос, как отражается тенденция расширения общего календаря на уровень спортивных достижений? Основной признак профессионализации спорта заключается в том, что он развивается как по законам бизнеса, так и по законам спорта, в той мере в какой их можно воплотить в подготовке высококвалифицированных атлетов. Финансовый успех спортсменов и организаторов в коммерческих соревнованиях, обусловлен прежде всего демонстрацией высших качественных характеристик соревновательной деятельности. Но это возможно лишь в состоянии спортивной формы. Закономерности развития этого состояния не позволяют достигать высших рекордных результатов на протяжении длительного времени. Поэтому чрезмерное увеличение стартов, уменьшение времени на тренировку приводит к снижению качества соревновательной деятельности, а следовательно и к уменьшению доходов как организаторов, так и спортсменов. Это требует выбора такой структуры подготовки и индивидуального календаря стартов, которые  обеспечивали бы выход в состояние наивысшей готовности - "спортивную форму" на протяжении  определенных по времени периодов, включающих наиболее социально-значимые и  материально выгодные соревнования (Олимпийские игры, чемпионаты и Кубки мира и Европы, "Гран-при", первенства своей страны).

Такое управление спортивной формой всегда связано с определенным, наиболее рациональным для индивидуума, общим числом стартов, стартов с максимальной мобилизацией возможностей организма и соответствующей подводкой к главным из них, заключающейся включением в соревновательный период промежуточных тренировочных циклов с ограниченным числом стартов.

Поэтому, несмотря на значительное расширение в последние годы международного календаря, в большинстве видов легкой атлетики и спринте в частности, не произошло увеличения числа стартов у ведущих спортсменов мира.

Однако за последние годы значительно изменилась внутренняя структура индивидуальной системы соревнований, в 2 - 3 раза повысилась её физическая и психическая напряженность.

Произошло резкое увеличение числа стартов на международном уровне и снижение числа стартов внутри страны, особенно на уровне клубов, городов, областей, спортивных организаций.

Для того чтобы всесторонне оценить календарь соревнований, надо было дать ему и качественную характеристику. Для этого была проведена экспертиза, в результате которой все соревнования, включенные в календари ИААФ, ЕАА и внутри страны разделили на 6 групп (табл.1)

Старты шестой группы оценивались в один балл. Соревнования, вошедшие в пятую группу, получили 2 балла, у четвертой группы оценочный балл составил – 4. Третья группа получила 8 баллов, вторая – 16 и соревнования первой группы (Олимпийские игры и чемпионаты мира) – 32.

Такой качественный показатель для каждого соревнования, входящего в отдельную группу, отражал его физическую  и психическую напряженность.

Результаты ретроспективного анализа количественного и качественного показателей календаря соревнований, сильнейших спринтеров мира (рис.2), показали, что возможность участия спринтера во внутреннем и международном календаре с 1968 года по 1999 год не изменились и равнялись примерно 25-28 соревнованиям, однако с включением «Гран-при» и чемпионатов мира качественная оценка в баллах календаря в годичном цикле изменялась от 170 до 500. При этом  индивидуальные показатели количества стартов варьировали у сильнейших спринтеров мира от 24 до 90, постепенно снижаясь в 90-е годы, максимальный показатель которых составил 51 старт (без эстафет). В тоже время индивидуальные качественные показатели повышались от 180 до 600 условных баллов.

В 90-е годы в зимнем соревновательном периоде количественные показатели варьировали от 3 до 14 стартов и чаще всего они проводились в виде одной серии.

В летнем соревновательном периоде старты распределялись в 1-3 серии со средней длительностью от 2 до 4 недель каждая с количеством стартов в серии от 4 до 10. В тоже время выявлена группа спринтеров не применявшая серийных стартов, а участвовавшая лишь в отдельных соревнованиях.

Важным показателем индивидуального календаря является количество стартов на этапе непосредственной подготовки к главному соревнованию - Олимпийским играм, чемпионатам мира. Из 33 спринтеров и барьеристов чемпионов мира и Олимпиад и призеров этих соревнований (1992-2000 годы), в последнюю неделю не стартовал никто. За 2 недели не стартовало 9 человек, 13 человек стартовало 1 раз, 5 человек -2 раза, 3 человека -3 раза, 1 человек - 4 раза, и 2 человека - 5 раз.

За 3 недели до главного старта: 7 человек не стартовали, 2 человека имели 1 старт, 8 человек - 2 старта, 11 человек - 3 старта, 2 человека - 4 старта,  и 3 бегуна 5 стартов  (табл.3).

 

Управление спортивной формой. Спортивная форма выражает гармоническое единство всех сторон (компонентов) подготовленности атлета к достижению (физической, спортивно-технической, тактической и психической).

            В своем развитии спортивная форма проходит ряд фаз: становления, стабилизации и временной утраты. У спринтеров они связаны с длительностью макроциклов, которых в годичном цикле бывает 1 - 2.

            Длительность фазы становления спортивной формы у легкоатлетов индивидуальна - от 2 до 6 месяцев.

            Фазы стабилизации спортивной формы, в определенной мере, зависят от длительности фаз становления. Обычно чем короче сумма фаз становления, тем короче и фазы стабилизации, длительность которых зависит от реактивности систем организма и динамики использованных  средств тренировки.

            Замена одного комплекса тренировочных воздействий другими, но ранее освоенными, может увеличить длительность сохранения спортивной формы.

            В спортивной практике используется термин "пик спортивной формы", который можно охарактеризовать как оперативное состояние спортсмена, находящегося в спортивной форме и добившегося самых высоких результатов в связи со стечением многих благоприятных внешних и внутренних условий (погода, инвентарь, конкуренция, поддержка зрителей, объективное судейство, хорошие условия размещения, питания, самочувствия, необременительный характер переезда к месту соревнований, акклиматизация, правильная методика подводки к старту и др.). Таким образом, в состоянии спортивной формы у спортсмена может быть несколько "пиков". В тоже время, при негативном влиянии отдельных из перечисленных условий, могут наблюдаться и временные срывы, что не должно связываться с утратой спортивной формы.

            Состояние спортивной формы имеет сложную иерархическую структуру, в которой верхние уровни: психическая и тактическая подготовленность, базируется на нижних уровнях, определяющих высокую специфическую работоспособность спринтера, в основе которой лежат его физическая и техническая подготовленность (табл.4).

            Пики также связаны с социально-психологическим статусом соревнований и экономическими стимулами. Поэтому главная задача тренера в соревновательном периоде - управление оперативным состоянием спортсмена находящегося в состоянии спортивной формы.

            Важным вопросом структуры годичного цикла является выбор количества больших циклов (макроциклов) подготовки в течении года.

            Большинство сильнейших спринтеров мира, строят свою подготовку из 2 макроциклов, включающих 2 подготовительных и 2 соревновательных периода. Отдельные бегуны используют только 1 макроцикл с продолжительным подготовительным периодом без участия в крупных зимних соревнованиях (табл. 5,6).

Анализ подготовки сильнейших спринтеров мира показали, что при двухцикловой структуре подготовки продолжительность первого макроцикла 16-22 недели, второго- 27-31 неделя.

Продолжительность подготовительных периодов: первого -12-20 недель, второго -5-18 недель.

Продолжительность соревновательных периодов: зимнего от 2 до 7 недель, летнего -11-24 недели.

У спринтеров использовавших одноцикловую подготовку: подготовительный период 24-31 неделя, соревновательный 19-23 недели.

Переходный период у большинства спортсменов равнялся 4 неделям.

Анализ подготовки спринтеров и барьеристов в годы проведения 2 чемпионатов мира показал, что сильнейшие бегуны мира основное внимание уделяют летнему чемпионату, как главному старту сезона (табл.7).

За 6 лет сдвоенных чемпионатов (1987,91,93,95,97,99 г.г.) соотношение успехов и участия спортсменов было следующим.

В каждом из двух чемпионатов, для спринтеров и барьеристов, разыгрывалось 8 дистанций по 4 у мужчин и женщин (100,200,400, короткие барьерные дистанции). Всего было разыграно в 6 летних и зимних чемпионатах 48 чемпионских титулов и 96 призовых мест.

В 6 зимних чемпионатах на принимало участия 35 "летних" чемпионов (72,9%) и 69 призеров летних чемпионатов (71,8%). Из числа 13 оставшихся чемпионов (летних) зимой побеждали 6 человек и заняли 2-3 места- 3 человека. Из 27 оставшихся призеров (летних) зимой победило 9 человек, заняли 2-3 места - 9человек.

Таким образом большинство ведущих спринтеров и барьеристов не участвовали в зимних чемпионатах мира.

Все это подтверждает приоритет направленности их подготовки к летнему чемпионату мира.

Важнейшим вопросом индивидуальной системы соревнований спринтеров и барьеристов в годичном цикле является распределение стартов в течении соревновательного периода и участия их в соревнованиях "Гран-при" 1 и 2, и "Золотой лиги".

Сравнение показателей успехов на Олимпийских играх 1988, 1992, 1996 и 2000 годов и участия в "Гран-при" показывает.

В олимпийские годы в "Гран-при" разыгрывалось ежегодно по 3 дистанции у женщин и по 2-3 у мужчин (табл.8).

Среди 12 олимпийских чемпионок за эти годы -7 -не участвовали в "Гран-при", 2 - стали победителями, 3 - заняли 2-е место.

Среди 10 олимпийских чемпионов за эти годы -4- не участвовали в "Гран-при", 4- стали победителями, и по одному - стали 2 и 3-м призером.

В годы проведения чемпионатов мира (1987, 91, 93, 95, 97, 99 г.) в "Гран-при" у женщин разыгрывалось 2 дистанции, у мужчин 2-3 дистанции.

            Из 12 чемпионок мира на спринтерских и барьерных дистанциях - 7 не участвовало в "Гран-при" и по одной заняли 1,2,3,5 и 8 места.

Из 15 чемпионов мира - 4 не участвовали в "Гран-при", 4- стали победителями, 5- заняли 2 места и двое- 4-е.

Все эти данные показывают, что стратегия подготовки к зимним и летним чемпионатам мира и Европы, а также к стартам "Гран-при"  остается строго индивидуализированной. В тоже время структура подготовки - количество макроциклов, периодов, этапов, у сильнейших спринтеров мира за последние годы являются достаточно консервативными показателями. Индивидуальная система соревнований характеризуется некоторым снижением количества стартов при сохранении количества соревнований, и значительным повышением их качественных характеристик (физической и психической напряженности).

 

Таблица 1.
Рейтинг соревнований международного и национального календаря соревнований

 

Название соревнований

 

Общий ранг группы

 

Индивидуальный балл соревнований

 

Олимпийские игры

 

I

 

32

 

Чемпионат мира (л)*

 

I

 

32

 

Чемпионат Европы (л)

 

II

 

16

 

Кубок мира

 

II

 

16

 

Чемпионат мира (з) *

 

II

 

16

 

Финал «Гран-При»

 

II

 

16

 

Гран-При Golden League

 

II

 

16

 

Кубок Европы

 

II

 

16

 

Чемпионат Европы (з)

 

III

 

8

 

Игры Доброй Воли

 

III

 

8

 

«Гран-При» (1 и 2 группы)

 

III

 

8

 

Чемпионат страны (л)

 

Ш

 

8

 

Универсиада

 

III

 

8

 

Междунар матчев. встречи

 

IV

 

4

 

Междунар - коммерч.сор-ия

 

IV

 

4

 

Внутрироосс. коммерч. сор-ия

 

IV

 

4

 

Чемпионат страны (з)

 

IV

 

4

 

Кубок страны (з, л)

 

IV

 

4

 

Росс.соревнования по спринту

 

V

 

2

 

Террит.чемп страны (л)

 

V

 

2

 

Террит.чемп. страны (з)

 

V

 

2

 

Соревнования местного значен.

 

VI

 

1

 

 

* л - лето, з - зима.

Таблица 3.

Количество стартов на этапе непосредственной подготовки

К Олимпийским играм и Чемпионатам мира у сильнейших спринтеров и барьеристов мира (1990-е годы)

(3 недели)

 

Сроки

Количество стартов

Число бегунов

человек

%

мужчин

женщин

Последняя неделя

0

33

100

17

16

За 2 недели

0

9

27,27

4

5

1

13

39,39

7

6

2

5

15,15

3

2

3

3

9,09

1

2

4

1

3,03

 

1

5

2

6,06

2

 

За 3 недели

0

7

21,21

2

5

1

2

6,06

2

 

2

8

24,24

4

4

3

11

33,33

5

6

4

2

6,06

1

1

5

3

9,09

3

 

 

 

Таблица 4.

                      Структура состояния "спортивной формы" спортсмена.

 

                                           Пики "Спортивной Формы"®   Оперативное состояние

                                                                                                                ­

        Благоприятные внешние условия

        Социальный статус соревнования

        Экономические стимулы      

 

 

"С П О Р Т И В Н А Я   Ф О Р М А"              ¬ Интеллект
                                спортсмена

                                            

Психическая                          Тактическая

                           Подготовленность       Подготовленность

­                          ­

Техническая подготовленность

­

Физическая подготовленность

 

 

 

 

 


 

Таблица 5

Структура сдвоенного годичного цикла у сильнейших спринтеров мира (без переходного периода).

Фамилия И.

спортсмена

Год

Место

S стартов в году

1 макроцикл (недели)

N

стартов

2 макроцикл (недели)

N стартов

Всего

Подготов.

период

Соревноват.

период

Всего

Подготов.

период

Соревноват.

Период

1

Митчелл Д

92 III

47

20

15

5

13

27

7

22

34

2

Марш М

92 I

33

21

16

5

7

28

5

23

26

3

Торренс Г

92 I

43

16

12

4

7

29

5

24

36

4

Отти М

92 II,III

27

19

15

4

5

28

14

14

22

5

Кристи Л

92 I

38

22

20

2

4

28

10

18

34

6

Привалова И

92 III

48

18

13

5

11

29

18

11

27

7

Фредерикс Ф

92 II,II

46

21

14

7

11

28

4

24

35

8

Катберт Д

92 II,II

31

21

15

6

7

28

8

20

24

9

Бэйли Д

96 I

38

19

12

7

10

30

7

23

28

10

Джонсон М

96 I,I

29

20

18

2

3

27

7

20

26

11

Фредерикс Ф

96 II,II

27

18

16

2

4

31

11

20

23

12

Торренс Г

96 III

31

20

14

6

8

26

7

19

23

13

Оньями М

96 III

35

18

15

3

6

29

13

16

29

14

Отти М

96 II,II

37

19

15

4

9

30

11

19

28

15

Джоунс М

96 gl I

42

21

19

2

4

27

6

21

38

16

Грин М

96 I,I

43

21

15

6

14

27

9

18

29

 

  

Таблица 6.

Структура годичного цикла (1 макроцикл) у сильнейших спринтеров мира (без переходного периода)

 

 

Фамилия И.

Спортсмена

Дистанция

Год

Место

S Стартов

Длительность макроцикла (недели)

Количество стартов в подготовит. периоде

Всего

Подготовит.

период

Соревноват.

период

1

Диверс Г.

100 м

92-I

33

47

24

23

 

2

Диверс Г.

100 м

96-I

30

49

30

19

 

3

Болдон А.

100 м

200 м

96-III,III

31

48

27

21

 

4

Перек М.Ж.

200 м

400 м

96-I, I

24

49

26

23

1

5

Джоунс  М.

100 м

200 м

2000-I, I

53 (43/10)

51

30

21

2

6

Фримен К

400 м

2000-I

50

48

31

19

2

 

 Таблица 7

СВОДНАЯ ТАБЛИЦА

Участия летних чемпионов мира и занявших 2 и 3 места в зимних чемпионатах мира в одном году

(100м, 2000м, 400м, 100м сб, 110м сб).*

 

Летние чемпионаты мира

Пол

Зимние чемпионаты мира

Летние чемпионы (чел)

Летние призеры (2-3 место)

Всего

Не участвовали

Участвовали

Заняли место

Всего

Не участвовали

Участвовали

Заняли место

1987

М

4

3

1

DQ

8

6

2

4.4

Ж

4

2

2

4.3

8

5

3

1.2.4

1991

М

4

3

1

1

8

8

-

-

Ж

4

2

2

1.6

8

4

4

1.2.2.4

1993

М

4

3

1

2

8

6

2

1.6

Ж

4

2

2

1.3

8

7

1

1

1995

М

4

3

1

1

8

6

2

1.3

Ж

4

4

-

-

8

5

3

1.2.5

1997

М

4

3

1

6

8

8

-

-

Ж

4

4

-

-

8

5

3

1.1.2

1999

М

4

2

2

1.1

8

4

4

3.4.4.6

Ж

4

4

-

-

8

5

3

1.2.3

За 6 лет

 

48

35

13

I-6

II-1

III-2

96

69

27

I-9

II-6

III-3

100%

72,9%

27,1%

100%

71.8%

28.2%

 

 

 


 Владимир Паращук, заслуженный тренер России
Многолетняя подготовка Ирины Приваловой
          

           

            Уже с 3-х летнего возраста Ирина приступила к активным занятиям физическими упражнениями, интерес к которым всячески поощрял ее отец Анатолий Алексеевич Привалов. До 11 лет она увлекалась такими видами как фигурное катание, плавание, гандбол, конькобежный спорт. Заметьте, все эти виды развивают координацию, выносливоть, игровое мышление, имеют и прикладное значение, но все они включают большое количество многоборных средств общефизической подготовки из легкоатлетических видов.

            Однако наиболее значительным видом физической активности в детском возрасте Ирины представляется уникальный спортивный комплекс, сконструированный в 1971 году А.А. Приваловым, позволяющий развивать и силу, и гибкость, и вестибулярный аппарат, и общую и локальную выносливость.

            Именно этот детский спортивный комплекс явился залогом успешного освоения тех видов спорта, которые Ирина опробовала до занятий легкой атлетикой, а все вместе прекрасно повлияло на ее легкоатлетическую судьбу. После такой подготовки занятия легкой атлетикой, а начала она с прыжков в высоту, показались ей просто забавой. Будущему спринтеру мирового класса не составляло особого труда быть ведущей многоборкой страны в своем возрасте.

            С 1986, после 5 лет занятий прыжками с многоборным и спринтерским уклоном, мне посчастливилось стать четвертым тренером в ее карьере.

            Присматриваясь к ее возможностям и способностям, мне понадобилось еще два года, чтобы выбрать из спринтерских дистанций, многоборья, прыжков (длина, тройной) и барьеров именно спринт. Многие ведущие тренеры перечисленных видов не без основания недоумевали, почему мы не останавливаемся на одном из них. Мне же показалось заманчивым побить мировой рекорд в беге на 50 и 60 метров, к тому же я не видел препятствий к этому.

            Нет необходимости подробно останавливаться на этапе чистого спринта Ирины Приваловой – он хорошо известен. Отмечу лишь, что умение концентрироваться в ответственный момент, чувство ритма, темпа, виража, полученные в эти годы, пришлись кстати в олимпийском финале на 400 м с/б,

            Вот на барьерах остановлюсь подробнее.

            Выбор легкоатлетической дисциплины для успешного выступления в Сиднее происходил в Севилье в 1999 году.

             Мы исходили из следующих предположений:

Вид должен быть родственным спринту: 100 м, 200 м, 400 м, 100 м с/б, 400 м с/б, многоборье, длина, тройной.

Знакомый технически.

Минимальный риск получения травмы.

Расклад этого вида в мире.

Психологическое воздействие на соперников.

Стометровка, прыжки, многоборье отпали из-за повышенного травматизма. 400 м, несмотря на благоприятный расклад (невысокие результаты в мире, исключая Кэти Фримен, а также уход Мари-Жозе Перек от Джона Смита) все же отпали, т.к. я не был уверен в результате 48.50, а Фримен тренировалась у Джона Смита. К тому же лучше австралийки никто бы лучше не тприспособился к далекой необыкновенной Австралии. Учтем горячую любовь и поддержку соотечественников  Кэти. А дома, как известно, и стены помогают.

100 м с/б – слишком мало времени для доведения техники до автоматизма.

Остались 200 м и 400 м с/б. В общем-то шансы на золото были равны. Мы предполагали 21.70 и 52.50. Ведь ни Мэрион Джоунс, ни Кэти Фримэн не могут сохранить достаточной свежести ко второму виду спринта при многокруговых соревнованиях.

И все же остановились на 400 м с/б. Хотелось чего-то неизведанного. Надеялись и на эффект неожиданности. Вид на Олимпиаде в Сиднее был представлен в полном боевом составе: олимпийская чемпионка, рекордсменка мира, три чемпионки мира, чемпионка Европы, обладательница лучшего результата сезона в мире.

А ожидать появления новой звезды в таком сложном виде как 400 м с/б за такой короткий период времени было проблематично. Так же, надеюсь, полагали соперницы.

Сегодня я уверен – если бы финал на 400 м с/б в Сиднее стартовал в Европе, то результаты всех участниц были бы на полсекунды быстрее.

Теперь – непосредственно о подготовке в сезоне-2000.

Особое внимание уделили акклиматизации.

Из бесед с ветеранами Олимпиады в Мельбурне, из собственного опыта выступлений в Африке, в Америке, в Азии мы поняли, что, независимо от вида легкой атлетики, без предварительного знакомства с Австралией успех призрачен. Мы приехали из зимы в лето для проверки сроков адаптации, да и освоения длинных барьеров на открытом воздухе, предполагая, что олимпийский переезд из осени в весну должен пройти легче. Таким образом, мы оказались в олимпийской деревне за 3 недели до финального забега.

Этому предшествовала следующая тренировочная и соревновательная подготовка.

Европейский зимний соревновательный сезон был посвящен освоению техники короткого барьерного бега, т.к. я считал - переход с более высоких барьеров с более высокой скоростью на низкие с более низкой скоростью скажется положительно.

 В феврале в Австралии Ирина впервые получила возможность пробежать более двух барьеров с расстановкой в 35 м. 27 февраля 2000 года она впервые пробежала 8 барьеров. Для нас эта тренировка была решающей в том смысле, что мы продолжим тренировку в этой дисциплине лишь в том случае, если при данном, не  лучшем физическом состоянии удастся пробежать все барьерные отрезки в 15 шагов при начале в 22 шага с высокого старта. Она справилась. Нам, спринтерам, привычнее засекать и ориентироваться по 100-метровым отрезкам, поэтому мы засекли 300 м – 40.3.

Обобщив имеющиеся раскладки на 400 м (мужчины и женщины), 400 м с/б (мужчины и женщины), сообразуясь с “гладкими” достижениями Ирины в беге на 100 м, 200 м, 300 м, 400 м, создать ее график бега на всех барьерных отрезках и на отметках 100  м, 200 м, 300 м и  400 м с/б на 53 секунды. Кроме того, на каждый очередной старт готовились свои раскладки.

Здесь я хочу сделать отступление и сообщить одну подробность. В тренировках мы ни разу не бежали более 9 барьеров. 9 барьеров мы пробежали один раз, 8 барьеров – 3 раза, и все эти отрезки были тестовыми. При всех работах мы никогда не уменьшали и не увеличивали расстояния между барьерами.  Редко изменяли количество шагов.

Соглашусь с теми, кто скажет, что если бы соревновательная практика у Приваловой была больше, то она победила бы с мировым рекордом.

Однако это было бы полностью справедливо к уже сложившейся бегунье на 400 м с/б. Для нас каждый очередной старт приносил сюрпризы, требовал корректировки, и мы были настроены на то, чтобы даже в олимпийском забеге, олимпийском полуфинале продолжать искать оптимальный вариант бега для принятия окончательного варианта финального бега.

Какие трудности ожидали в соревнованиях?

Сможет ли она бежать в слабой и в сильной компании по-своему?

Выдержит ли трехкруговые соревнования?

Не форсировать подготовку. Ведь был соблазн узнать пораньше, на что она способна.

На психологии мы особенно не «зацикливались», понимая, что ее будут опасаться больше, чем она соперниц. А те новшества, я имею ввиду начало в 21 шаг и первые пять барьеров в 14 шагов, которые мы обнародуем незадолго до Олимпиады, уже никто не успеет претворить в жизнь.   

В первом соревновании мы поставили цель пробежать 8 барьеров в 15 шагов и 2 – в 16 шагов, предполагая, что в хорошем состоянии побежим все в 15 шагов. Бег и результат удались, но выявился непредвиденный момент.

По мере снижения тренировочной нагрузки состояние спортсменки улучшалось, и ей стало тесно бежать на первой половине дистанции. Неестественный, рваный бег существенно ухудшал самочувствие к последней сотне метров, и приходилось бежать в 16 шагов, да и скорость падала.

До отбора в олимпийскую команду оставалось мало времени, и что-либо менять мы не успевали. Решили проверить 3-х круговой бег, а поскольку чемпионат России на 400 м с/б проводился в два круга, то мы решили вместо первого круга пробежать легко 100 м, а затем все «выжать» из 15 шагов. Был установлен личный рекорд.

Затем мы планировали старт на гладкой дистанции в Цюрихе, но освоение новой тактики бега заставило нас заняться новшеством.

Однако этого времени было недостаточно. 14 шагов мы освоили, но  вот освоить оптимальную раскладку не успели. Уже в третьем соревновании в Монте-Карло Привалова могла пробежать 53.50, но боязнь не дотянуться до очередного барьера   в 14 шагов, присутствие высококлассных специалисток бега на 400 м с/б, гром трибун принудили начать бег с очень высокой интенсивностью (22.7 – 5 барьер). Соревнование в Монте-Карло сослужило нам хорошую службу. Мы не раскрылись до конца, но обрели важный опыт.

Впереди оставалось только одно предолимпийское соревнование – Мемориал Владимира Куца в Москве, где мы стартовали в беге на 400 м и 400 м с/б – как бы забег и полуфинал на Олимпиаде с ритмом 14 шагов первые 5 барьеров, в 15 шагов до 8 барьера и в 16 шагов – до десятого, с началом в 21 шаг. Все получилось.

Соревновательные скорости финалов мы отрабатывали на контрольных (тестовых) пробежках 8 и 9 барьеров.

И тут очень важно взаимопонимание между учеником и тренером, чтобы ученик объективно оценивал свое состояние во время контрольных пробежек и после, чтобы тренер сумел принять верное решение. Это прекрасно сработало в нашем случае. Правильно оценив состояние после олимпийского забега и полуфинала, мы решились на запланированный ранее график 53 секунд. Если бы на последней прямой не встретил ветер, то я, надеясь  на сверхэмоции финала, предполагал результат повыше.

Подводя итог шаговой формулы  Ирины  - 21 до первого барьера + 14 шагов до пятого +15 шагов до восьмого + 16 шагов до десятого +18,5 шагов финиша на Сиднейском Олимпийском стадионе,  скажу, что  последние два барьерных расстояния не бежали в 15 шагов,  т.к. главное на последних барьерах – надежность, особенно при встречном ветре. Надо было оставлять силы для возможной острейшей борьбы в финишных клетках.

Итак, в первый раз начало в 21 шаг, 14 шагов до пятого и 15 шагов до восьмого барьера мы попробовали 2 августа на тренировке, а на соревнованиях 18 августа в Монте-Карло.

Если коротко остановиться на том, отличалась ли наша периодизация и методика тренировок  от применяемой нами при работе в гладком спринте в прежние годы, то отвечу, что незначительно. Несколько был снижен объем силовой работы, а за счет этого увеличен объем беговой и прыжковой. Ведь у нас был опты зимы 1995 года, где были установлены мировой и европейский рекорды в беге на 50 м и 200 м, а также выигран чемпионат мира в беге на 400 м с рекордом чемпионатов.

Большая часть длинных  отрезков от 150 м до 300 м пробегалась с барьерами (хотя бы первые пять барьеров), а иной раз даже 400 м, но лишь последние два. Объем спринтерской работы снизился незначительно,  и с февраля мы уже не бегали с расстановкой на 100 м с/б.

Умению преодолевать препятствия с обеих ног мы уделяли внимание с самого начала, и это удалось довести почти до автоматизма. Большое внимание уделяли весь год увеличению длины бегового шага. И что немаловажно – много работали на умение удерживать нужный ритм и темп на дистанции в условиях соперничества и различных погодных условиях.

И, конечно же, о чем мне особо хотелось сказать, - это о помощи нам практически всех ведущих тренеров России и Белоруссии в мужских и женских барьерах. Никто из них не отказывал не в советах, ни в консультациях, будь то при личной встрече или по телефону. Я не называю имен – их много, но поверьте – с благодарностью вспоминаю каждого.

В интересное положение мы поставили и руководство сборной команды России, и президента Всероссийской федерации легкой атлетики. Своими планами мы поделились с ними еще в Севилье, но просили не обнародовать наше решение. Они поддержали наше начинание и сохранили до последнего момента в тайне нашу работу. Именно поэтому нам не планировали прилюдно медаль, в чем их потом упрекали. Такая у них работа.

Марина и Вячеслав Степановы, не нуждающиеся в представлении, своими работами в журнале “Легкая атлетика” о барьерном беге на круг и о Майкле Джонсоне оказали нам неоценимую помощь. 

            Мне хорошо знакомо, что это – проводить тысячи часов перед видеомагнитофоном с целью все увидеть и все просчитать – это тяжелейшая работа, которая не видна в изящных статьях. К тому же они первыми сделали анализ происшедшего в Сиднее. Нам очень приятно, что именно мы подтвердили их концепцию подготовки Олимпийской Чемпионки в беге на 400 м с/б. Умение концентрироваться перед бегом, распределять силы по дистанции, великолепный выход со второго виража, скоростная выносливость, психологическая устойчивость – все это явилось залогом успеха. Без этого ни за 7 месяцев, ни за 7 лет нам этого не удалось бы.

Каковы перспективы в беге  на круг с барьерами? Надеюсь, что наш опыт позволит в ближайшее время преодолеть 400 м с/б быстрее 52 секунд. Кто это может? Могла бы Мари-Жозе Перек, если бы тренировалась у Джона Смита, и конечно же, Хеммингс и Перния. Это не значит, что кому-то из молодых это не грозит. Нужно, опираясь на опыт других, искать свои преимущества.

            Каковы же перспективы и очередные шаги в дальнейшей карьере Ирины Приваловой?

            К сожалению, по ряду причин  нам не удалось подготовиться к сезону 2001 года в беге на 400 м с/б.

К следующим Олимпийским играм мы планируем освоить дистанцию 800 м. А начнем мы с консультаций с ведущими тренерами мира, благо со многими мы знакомы, с изучения различных литературных источников. К тому же надо будет подготовить опорно-двигательный аппарат, сердечно-сосудистую систему и психологию спортсменки к предстоящему увеличению беговой нагрузки.

 


Профессор Сергей  Португалов (Россия)

 

 ОСОБЕННОСТИ СПЕЦИАЛИЗИРОВАННОГО СПОРТИВНОГО ПИТАНИЯ

               В СКОРОСТНО-СИЛОВЫХ ВИДАХ ЛЕГКОЙ АТЛЕТИКИ         

Настоящая лекция является продолжением сотрудничества с Московским региональным центром развития легкой атлетики ИААФ в области образовательных программ по спортивному питанию. Так, на протяжении 1999-2000 гг. были подготовлены и прочитаны лекции по основам  спортивного питания в легкой атлетике, особенностям специализированного спортивного питания в подготовке юных легкоатлетов и в женских видах легкой атлетики. Соответствующие материалы опубликованы в информационных изданиях, выпускаемых Московским центром.

Предлагаемый материал посвящен особенностям специализированного спортивного питания в подготовке легкоатлетов, которые специализируются в спринтерском и барьерном беге, т.е. в циклических скоростно-силовых видах легкой атлетики. Будучи ограниченным рамками заданной темы, не представляется возможным подробно останавливаться на базовых принципах организации спортивного питания в подготовке высококвалифицированных атлетов. Это вопросы общепринятой терминологии, цели и задачи спортивного питания, многоуровневая пирамидная структура спортивного питания, характеристики каждого из указанных уровней, классификации пищевых добавок и субстратных специализированных продуктов и некоторых другие. Интересующихся перечисленными аспектами общей проблемы отсылаем к материалам соответствующих семинаров, которые проводились Московским центром ИААФ в предыдущие годы.

В свете темы данной лекции в первую очередь внимание будет уделено следующим вопросам:

1.  специализированное питание в комплексном восстановлении спринтеров и барьеристов;

2. биологически активные пищевые добавки для ускорения процесса климато-поясной акклиматизации организма спортсменов при перемещении на значительные расстояния. (На наш взгляд, обсуждение этого вопроса особенно актуально для представителей европейских стран, если вспомнить то обстоятельство, что местом проведения очередного чемпионата мира является канадский город Эдмонтон.     

 

Специализированное спортивное питание и восстановление спринтеров и барьеристов

С точки зрения энергообеспечения организма легкоатлетов, специализирующихся в циклических скоростно-силовых видах, главным фактором, лимитирующим специальную работоспособность организма, является снабжение работающих мышц субстратными источниками энергии, а именно гликогеном и креатин-фосфатом. Таким образом, скорость восстановления организма после таких нагрузок во многом  определяется скоростью восстановления указанных субстратов в мышцах.

  Исходя из этого основополагающего физиологического принципа, можно сформулировать и соответствующие подходы, которые позволяют использовать средства спортивного питания для ускорения процесса восстановления организма спринтеров и барьеристов:

1. Включение в рацион питания дополнительных источников углеводов;

2. Применение субстратных пищевых добавок, основанных на креатине.

В связи с широким распространением креатина в спортивном питании и развернувшейся дискуссией о допинговой опасности креатина особое внимание в настоящей лекции будет уделено именно этому направлению специализированного спортивного питания в подготовке спринтеров и барьеристов.

Механизм действия этого низкомолекулярного вещества весьма прост. При интенсивном  сокращении  мышц продолжительностью до 20 сек (в так называемой алактатной зоне энергообеспечения) макроэргическая связь разрушается, а креатин превращается в креатинин, который выводится как шлаковый продукт через почки.

На этом механизме основан способ применения креатина в форме пищевой добавки. Вводимый в организм хлорид креатин моногидрата накапливается в мышцах, вызывая как их рост (и соответствующее повышение силовых показателей), так и обеспечивая избыточный запас энергии для соответствующего режима работы.

Со времени обнаружения действия креатиновых добавок на мышцы (конец 80-х гг. – начало 90-х гг.) креатин-моногидрат получил самое широкое распространение в специализированном питании спортсменов, специализирующихся в скоростно-силовых видах спорта.  Наиболее эффективной схемой приема креатина оказалась так называемая система «загрузки-поддержки».

Основной побочный эффект после применения креатина заключается в избыточном образовании креатина и соответствующем перенапряжении выделительной функции почек, а также в задержке избыточного количества воды в организме. При этом следует учитывать, что креатин моногидрат нестабилен в растворе и  после поступления в желудок, но еще до всасывания в кровь, значительная доля креатина уже превращается в шлак. Последнее заставляет увеличивать дозы креатина, что в свою очередь ухудшает функционирование почек. В отдельных публикациях описаны случаи тяжелых осложнений выделительной системы почек при суточной загрузке креатином, которая достигала 80-100 г в несколько приемов.

Частичный выход из создавшегося положения был найден после внедрения в практику так называемых креатин-транспортных систем. После приема такой многокомпонентной системы, содержащей, помимо креатина, ряд микроэлементов, фосфаты, декстрозу и некоторые сложные углеводы, значительно сокращаются время всасывания креатина из желудка в кровь. Тем самым,  уменьшается количество образующегося креатинина, а это дает возможность снижать дозы суточной загрузки креатина при сохранении (и даже при усилении) желаемого эффекта.

Наконец, в последние годы идет интенсивный поиск стимуляторов образования собственного креатина в организме. В этом плане перспективным представляется использование аминокислотных димеров. Различные виды креатиновых добавок, применяемых в специализированном питании спортсменов показаны на рисунке.     

                        

 Специализированное спортивное питание и акклиматизация организма спортсменов

Несмотря на многолетнюю практику проведения тренировочных сборов и соревнований на значительных расстояниях от региона постоянного проживания, проблема оптимальной акклиматизации организма спортсменов (как по срокам, так по конечному эффекту) остается весьма злободневной.

Структура изменений в  организме после  перемещения на значительные расстояния (речь идет о нескольких часовых поясах) представляется следующей (см. рис.):

- острый десинхроноз, т.е. острая физиологическая реакция на сдвиг времени. В первую очередь, проявляется в нарушениях сна со всеми вытекающими отсюда патологическими последствиями, которые могут иметь длиться до 5-8 дней;

- нарушения биологических ритмов функционирования (например, суточного режима выработки гормонов и других регуляторов в организме). Продолжительность этих нарушений также может достигать 7-10 дней.

Обычно вопросы акклиматизации решаются организационными средствами (сроки выезда на место проведения мероприятия, организация режима тренировок и отдыха спортсменов на заключительном предсоревновательном этапе и т.п.). Практика показывает, что этот подход не является полностью эффективным.

 Относительная неудача российских олимпийцев Сиднея-2000 в циклических видах спорта (и не только в легкой атлетике), во многом была связана с нарушением акклиматизации.  

Предлагаемый метод ускорения акклиматизации   включает использование комплекса недопинговых пищевых добавок, оказывающих положительное действие на оба указанных патологических процесса (десинхроноз и нарушения биологических ритмов).

Коррекция десинхроноза осуществляется путем применения пищевой добавки МЕЛАТОНИН, с помощью которой достигается нормализация сна без миорелаксирующего эффекта и привыкания, которое характерно для большинства снотворных препаратов. Свойства и схема применения мелатонина показаны на рисунке.

Нормализация биологических ритмов достигается путем применения олигопептидной  (аминокислотной) добавки СЕМАКС, с помощью которой организм быстрее приспосабливается к новому режиму чередования день-ночь. Свойства и схема применения семакса представлены на рисунке.

Другим подходом к решению проблемы нормализации биологических ритмов средствами спортивного питания является использование комплекса растительных адаптогенов (типа жень-шеня, элеутерококка, левзеи и т.п.).

Имеющиеся у нас экспериментальные данные показывают, что использование такой комплексной схемы позволяет полностью ликвидировать отрицательные последствия акклиматизации в течение 4-5 дней после переезда.

 

 

 

Copyright ©1998-2009. International Association of Athletics Federations
Regional Development Centre Moscow.
All rights reserved.